«С бархатом покончено!» А что будет с Пашиняном?

Рейтинг 5 (2 Голоса)

После поражения во Второй войне за Карабах Армения все глубже погружается в политический кризис. С одной стороны, бывшая правящая элита в лице «карабахского клана» (два бывших президента Армении Роберт Кочарян и Серж Саргсян вместе со своими сторонниками) пытаются вернуться во власть после позорного изгнания в результате «бархатной революции» в 2018 году. С другой стороны, премьер-министр Армении Никол Пашинян отказывается уходить в отставку и принимает множество импульсивных решений, которые только подтверждают необходимость его ухода. Одним из таких шагов стал его конфликт с Генштабом Армении, который разразился 25 февраля.


Пашинян и «Искандеры»


Сразу после поражения во Второй войне за Карабах армия поддержала Пашиняна. Говорилось о том, что продолжать боевые действия уже невозможно. В ответ Пашинян раздал военным награды, что было воспринято в оппозиции как подкуп. Фактически противники Пашиняна махнули на армию рукой и не делали по крайней мере публичных попыток заключить с ней союз.


Однако односторонние уступки в вопросе проведения границы с Азербайджаном, положение Арцаха, который фактически оказался в руках России, проблемы при обмене пленными, поиске пропавших без вести – все это и дальше подрывало авторитет Пашиняна. С ноября не было сделано никаких шагов, которые могли бы продемонстрировать положительные изменения внутри Армении или в ситуации вокруг нее.


С ноября 2020 года единственным источником легитимности Пашиняна была Россия.


Он ежедневно клялся ей в верности, а та в ответ отказывалась считать его национал-предателем. В свою очередь армянская армия уже во времена правления Сержа Саргсяна считала себя закавказским отделением ВС РФ. Соответственно, позиция Пашиняна военных в целом устраивала. Но на днях он зачем-то заявил, что российские «Искандеры», выпущенные по Шуши, либо вообще не взорвались, либо взорвались на 10%.

В ноябре действительно звучали слова о том, что армянская армия стреляет по Шуши из «Искандеров». В частности, говорилось о том, что город любой ценой не должен достаться Азербайджану. Однако спустя день после этих слов Баку опубликовал кадры захваченного города, который практически не был разрушен. В итоге неизвестно, кто и из чего стрелял по Шуши, но катастрофических разрушений, которые должны были остаться, нет даже близко. Высказывается предположение, что стрелять могли, например, из «Точки-У», сделанной во времена СССР, тогда сбой был бы действительно вероятен.


«Искандеры» же, как известно, краса и гордость России. В Минобороны Армении сразу же отказались комментировать слова Пашиняна о неудачной стрельбе, а чуть позже замглавы Генштаба Тиран Хачатрян, комментируя ситуацию журналистам, ухмыльнулся и сказал, что все это не серьезно. В ответ Пашинян немедленно его уволил.


С увольнением Хачатряна армянские военные поняли, что премьер не допустит никакого сомнения в своей профессиональной пригодности. А такого рода сомнений очень много. Фактически увольнение, помноженное на очередной выпад в адрес Москвы (пусть даже случайный, так ещё хуже), стало последней каплей.


Часть военной элиты страны призвала Пашиняна уйти в отставку, он в ответ обвинил их в военном перевороте.


Оппозиция решила, что наступил переломный момент и ринулась в бой.


Правда, «бывшим» удалось вывести на улицу только 5-10 тысяч человек. При этом 25 февраля они обвиняли Пашиняна в попытке развязать гражданскую войну, а 26 февраля сами начали призывать армию восстать против Пашиняна и даже разыграли сценку с расстрелом семьи Чаушеску.


Пашинян и улица 


Следует подчеркнуть, что силы, которые сейчас пытаются вернуться из небытия, давно готовились к реваншу. Война просто предоставила им для этого отличную возможность. Например, в 2019 году в руководстве Карабаха говорили, что к следующим парламентским выборам в Армении парламент отрезвеет и монополия «Моего шага», пашиняновского альянса, рухнет. Соответственно «карабахский клан» снова вернется, пусть не к рулю государства, но, по крайней мере, займет в парламенте свою нишу. Правда, никакой позитивной программы у них как не было, так и нет. Весь упор сделан на сказки о реванше в Карабахе, который неизвестно, как реализовать, и на то, что Пашинян – непригодный глава государства. При этом главным аргументом оппозиции является обвинение Пашиняна в работе на Турцию.

Как бы то ни было, политическая карьера премьер-министра Армении Никола Пашиняна неумолимо движется к своему концу.



Но вряд ли конец наступит в самое ближайшее время. Во-первых, Пашинян все ещё самый популярный политик в Армении (его рейтинг где-то между 30 и 40%), во-вторых, оппозиция действует крайне неэффективно, а антирейтинг ее лидеров огромен.

Бархатная революция в Армении, 2018 Ավետիսյան91, CC BY-SA 4.0 


Вместе с тем, недовольство Пашиняном настолько серьезно, а его попытки оправдаться и исправить ситуацию настолько беспомощны, что протест то и дело вырывается наружу в самых разных местах, увеличивая давление на сторонников премьера. Эпизод с Генштабом стал самым ярким примером за последние несколько месяцев, но не единственным. До этого Пашиняна ругали МИД, церковь, президент, жители Сюникской области, жители Карабаха и так далее. Впереди раскол в полиции, СНБ, Генпрокуратуре и в «Моем шаге».


Уже сейчас Пашинян не может назвать улицу полностью своей.


Есть мнение, что митинг 25 февраля он собрал в том числе при помощи административного ресурса, при этом протестная акция была сопоставимой по масштабу. В Ереване у Пашиняна особенно низкий рейтинг, в регионах ситуация получше. Ему было бы выгодно провести досрочные выборы в парламент, а не бодаться со своими противниками на улице. Но есть опасность, что «Мой шаг» не возьмет большинство на выборах, тогда Пашиняну грозит суд.


На митинге в свою поддержку премьер предложил оппозиции компромисс: он проводит досрочные парламентские выборы под своим контролем. Пока за «Мой шаг» готовы голосовать 33% избирателей. За самую популярную оппозиционную партию «Процветающая Армения» – около 4%. Блок оппозиционных партий может набрать примерно 24% голосов избирателей. Но рейтинг властей продолжает падать.


Во время объявления досрочных выборов улица выразила недовольство. Пашинян ответил, что не может не учитывать мнение народа, поэтому вопрос с повестки снимается. Естественно, это была постановка. «Я хочу, но народ против», – то есть выборы могут быть объявлены, но только в самом крайнем случае.


Страх оказаться в тюрьме настолько силен, что Пашинян сам себя туда загоняет.


Кроме того, на митинге в свою поддержку Пашинян в очередной раз заявил, что ставленники бывших властей должны уйти, и обвинил Генштаб в попытке государственного переворота. О первом он говорит на протяжении всего своего правления, сваливая на предшественников свои проблемы. Во втором случае Пашинян прямо даёт понять, что все, кто не с ним, – враги. При этом ни о каком госперевороте речь не идёт даже близко. Одно дело призвать к совести и здравому смыслу Пашиняна, и совсем другое – двинуть войска на Ереван.


Вообще считается, что треть населения Армении не интересуется ситуацией в стране, потому что живёт за счёт переводов от родственников из-за границы. Соответственно, из трёх миллионов один на заработках, второй живёт за их счёт, а третий барахтается как может. Долгое время этим пользовался так называемый «карабахский клан», теперь пришло время Пашиняна. Но, судя по темпам обвала его рейтинга (в два раза с ноября по февраль) и усилиям, которые премьер прикладывает к организации собственных похорон (отказ от диалога с оппозицией, обвинения несогласных с ним в предательстве и так далее), осталось ему всё равно недолго.


Бархат и власть


Мне довелось поговорить со знакомым Пашиняна, и вот что он рассказал:


«Мы познакомились в 2015 году. Тогда он показался мне закомплексованным, но в целом приятным человеком. Наверно, на Николе сказалось тюремное заключение. Он говорил низким голосом, следил за словами, ходил короткими шагами и так далее (Пашиняна амнистировали в 2011 году). При этом он всегда был не очень общительным человеком, никогда не имел много друзей. Хотя он интересный собеседник, просто немного замкнутый. А на бытовом уровне его даже в пример можно ставить.


Например, он каждую неделю навещал свою тетю, которая фактически заменила ему мать. Вообще у него было тяжелое детство. Братья намного старше него, родители в разводе, мать болела… Может быть, с этим связана замкнутость.

Когда мы только познакомились, он постоянно настаивал на том, что в «Гражданском договоре» (движение, которое было создано при участии Пашиняна) не должно быть суперлидера. В то время он был очень зол на Левона Тер-Петросяна. В 2008 году Пашинян, видимо, надеялся, что ЛТП сделает его своим преемником, но потом Никол сел, а ЛТП сделал ставку на другого человека. В результате Пашинян еле-еле попал в предвыборный список Национального конгресса в 2012 году.


Уже в 2016 году он начал встречать в штыки любое недовольство своими идеями, любую критику.


А когда ему напоминали про суперлидера, он отвечал, что обещал бороться с этим явлением, но если не получается, то ничего страшного. Как на митинге 25 февраля: «Я хочу провести досрочные выборы, но народ против, поэтому голосование отменяется». Тогда же он начал собирать вокруг себя верных людей, а тех, кто не хотел его восхвалять, выгонял из «Гражданского договора». Правда, когда Пашинян стал премьер-министром, почти все к нему вернулись.


Во время Бархатной революции Пашинян в целом не изменился. Может быть, стал более хмурым и напуганным. А после революции – еще более тщеславным, чем раньше.


Все эти фотографии с поклонниками вскружили ему голову.


Но когда он видел людей из прошлого, которые обращались к нему по имени, его как будто передергивало. А сейчас он устал и очень подавлен»


Если сторонники «карабахского клана» обвиняют Пашиняна в работе на Турцию, то многие из тех, кто поддерживал его в 2018 году, теперь обвиняют премьера в дискредитации демократии. По большому счету Пашинян не сделал практически ничего из обещанного 3 года назад. Наоборот, вместе со своей командой начал увязать в коррупционных схемах. Теперь же он всячески открещивается от досрочных парламентских выборов, пугая людей возвращением «бывших». «Бархат закончен!» – громогласно заявляет Пашинян последние несколько дней. И это действительно так. Но он говорит о мягком отношении к своим противникам, а критики понимают под этим крах надежд революции 2018 года.


Фото на обложке Yerevantsi, CC BY-SA 4.0

поделиться

КОММЕНТировать

последние посты