Мы – Желтые жилеты: наши первые 600 дней. Глава из книги

Рейтинг 0.00 (0 Голоса)

Движение Желтых жилетов во Франции началось с протеста против повышения цен на бензин и дизельное топливо. В итоге ЖЖ выступили против всей системы, в которой, по их мнению, все больше бедности и все меньше демократии. Социолог Карин Клеман совместно с другими активистами написала книгу о самом ярком низовом движении Европы последних лет. Заново-медиа публикует фрагмент из книги в переводе на русский. 


Как была написана эта книга?


В издательстве «Силлепсе» попросили рассказать, как родилась эта книга. Сейчас уже непросто распутать этот клубок из многочисленных попыток, стремлений, колебаний и энтузиазма, которые сопровождали нас в процессе её написания.


Идея созрела летом 2019 года. Мы решили воспользоваться летней «паузой» и уделить наконец внимание тем вещам, которые требуют больше времени и размышлений.


Мы организовали серию семинаров, чтобы глубже понять интересующие нас вопросы. Один из этих семинаров назывался так: «Книга как культурный продукт».


Мы хотели рассказать о нас и о нашем опыте, но сделать это ярко. Мы долго размышляли над формой. Что бы это могло быть? Комиксы, книги, альбомы, плакаты, брошюры, фотоэкспозиции? Перед нами стояла двойная задача: с одной стороны, отрефлексировать нашу собственную историю, а с другой – поделиться этим опытом с людьми, которые не участвовали в движении.


Потому что мы считаем, что борьба народа за свои права, за более справедливый и гуманный мир заслуживает того, чтобы войти в Историю с большой буквы.


И написать эту историю мы хотим сами, своими словами, образами, чувствами.

Конечно, такая работа не обошлась без свойственного всякому коллективному труду «разброда и шатания». Но через год мы наконец добрались до цели.


Особенную важную роль сыграл в этом один наш товарищ, который, воспользовавшись карантином, посвятил всего себя работе над книгой и внес немалый вклад в общее дело.


Человек, о котором идет речь, занимался хронологией акций протеста на «Пятачке», сбором всех свидетельств и документов, которые только можно было достать. Ирония в том, что до этого он не дочитал до конца ни одной книги! Но когда подходишь к делу с душой, перо движется само по себе.


Потом за дело взялась наш «дежурный социолог», которая сама была активисткой движения, принимала участие во многих эпизодах борьбы. Она позаботилась о том, чтобы книга читалась с удовольствием. Она сделала текст гармоничным, более острым и ярким, находила новые факты, документы, свидетельства, чтобы подчеркнуть то разнообразие, которое и дает нам силу.


Теперь, когда книга закончена, мы довольны тем, какой она получилась. Перечитывая отдельные главы, мы как будто заново переживаем все наши приключения. Мы хотели рассказать о многом. Например, о том, как участие в движении перевернуло нашу жизнь и о долге перед нашими предшественниками – шахтерами Лотарингии. О нашем гневе по поводу социальной несправедливости и нищеты, нашем страхе перед насилием со стороны полиции. Также мы хотели рассказать о человечности, которая есть на «Пятачке» и в мире, что мы пытаемся построить.


Эта книга – наш отказ от эгоистичного, индивидуалистического и бесчеловечного мира, навязанного нам. Надеемся, все это почувствует и читатель.


KRIS AUS67 CC BY 2.0

Кто мы и откуда?


В фокусе внимания – французский регион Гранд-Эст. В регион входят Шампань-Арденны, Эльзас и, собственно, наша Лотарингия. В далеком прошлом Лотарингское герцогство было могущественным, нас побаивалась даже королевская власть.


В свою очередь, историческая область Лотарингия состоит из четырех департаментов: Мец, Вогезы, Мёрт и Мозель. Это наш дом, и мы его любим все сердцем. До 70-х годов прошлого века железорудные шахты и металлургические заводы, расположенные вдоль люксембургской границы, обеспечивали нам процветание. Свой вклад вносили и угольные шахты на востоке, вдоль границы с Германией. Именно в этом бывшем шахтёрском регионе родилось движение Желтых жилетов – когда мы заняли наш «Пятачок».


Своим восстанием мы продолжили славные традиции упорного труда и борьбы рабочих, чтобы результаты классовых битв наших предков не пропали зря.


Пока работали шахты, проблем с занятостью в регионе не было. К нам приезжали рабочие из многих стран. До сих пор во многих городках Лотарингии живут люди тридцати разных национальностей.


Демонстрация жен шахтеров в поддержку стачки 1963 года 


У всех была работа, и все жили в мире и согласии. Всюду кипела жизнь: в шахтерских кварталах, в кафе, на танцах, в культурных и спортивных клубах... А также в драках стенка на стенку между молодежью из разных районов и деревень. Некоторые из нас, те, кто постарше, испытали это на себе.


После Второй мировой войны страна была разорена и разрушена. Именно рабочие своими руками возродили её из пепла.


Власти просили горняков работать сверхурочно, без оплаты, чтобы стимулировать экономику, – они соглашались. «Bravo, ребята, вы лучшие!», – говорили нам в то время.


После того, как ситуация нормализовалась, Де Голль поблагодарил всех, особенно «коммунистов» из правительства, и тут же разработал проект новой Конституции для наведения порядка и создания Пятой Республики.


Это было время, которое впоследствии назовут «бэби-бумом». У людей была работа, они жили счастливо и рожали много детей. Короче говоря, у всех всё было ОК, это были так называемые «Тридцать славных лет».


По мере усиления глобализации обострялась конкурентная борьба между странами.

Поскольку за границей сталь дешевле, железорудные шахты закрывались одна за другой. Вслед за шахтами встали доменные печи, тысячи рабочих оказались на улице. Как раз в это время правительство решило развивать атомную энергетику (АЭС Каттеном построена в 1986), в результате еще больше шахтеров оказалось за бортом. Затем нам нанесли последний удар – из России стали прокладывать газопроводы, что окончательно добило угольные шахты Лотарингии. Последний ствол был закрыт 23 апреля 2004 года.


Вместо процветания на нас обрушились кризис, безработица, деиндустриализация.


Многие из наших людей ищут работу в Люксембурге, который превратился в. налоговый рай в центре Европы. Другие едут в Германию, там ценят наших специалистов за качество их работы. Но миграция не решает всех проблем. Безработица растет слишком быстро. Молодые люди, не имеющие диплома, заведомо обречены.

Экомузей железорудной шахты в Мозеле


Больше всего пострадали маленькие города. Такие как наш Форбак (21600 жителей), а также Фремен-Мерлебак (13000 жителей), Саргемин (21200 жителей) и Сент-Авольд (15700 жителей). Их казна пустеет, а на окраинах растет коммерческая застройка.

Кружки, секции, общественные организации, получающие все меньше и меньше субсидий от государства, закрываются, постепенно разрывая связи между людьми в крупных «спальниках»-гетто. 28% населения находится за чертой бедности.


Место промышленности занимает сфера услуг. Мец, Страсбург и Нэнси демонстрируют взрывной рост, офисы новых компаний растут как грибы. Офисные служащие, более подготовленные молодые женщины и мужчины, выпускники престижных вузов вытесняют рабочий класс на обочину. В благоустраиваемых районах в центре города резко возрастает арендная плата, что вынуждает многих переезжать все дальше и дальше на окраины, где земля дешевле, а арендная плата ниже. Раньше одной зарплаты хватало на всю семью, а теперь молодые матери выходят на работу, чтобы оплатить дом, две машины, детский сад или няню. 


Независимо от того, кто у власти, левые или правые, жизнь все дороже, налоги растут, а рабочих мест больше не становится.


Когда в мае 2017 Эммануэль Макрон пришел к власти, эти процессы ускорились. Он сразу «зашел с козырей». Сначала Макрон упраздняет налог на роскошь, затем снижает фиксированный налог на доход от капитала, передает €40 миллиардов бизнесу через «налоговый вычет для повышения конкурентоспособности и занятости». Одновременно была сокращена государственная помощь для обеспечения жильем, затем увеличен единый социальный налог для пенсионеров, и, наконец, Макрон увеличивает акцизы на бензин, якобы для финансирования перехода к «зеленой экономике». Чаша терпения переполнена по всей стране, напряжение растет. В субботу, 17 ноября 2018 года прозвучал призыв:


«Всем! Выходите на перекрестки своих городов, и, чтобы государство нас заметило, надевайте жёлтые жилеты!»


Тем, кто хочет проявить солидарность, также предлагается разместить жёлтый жилет за стеклом своего автомобиля. Мы откликнулись на этот призыв и 17 ноября 2018 года вышли на улицы. И вот – полтора года спустя – мы все еще здесь. Наш лозунг – «Мы не позволим!» Чтобы вписать наши действия в историю, передать их потомкам, мы решили рассказать о нашем опыте.


Hervé Germain CC BY 2.0


Наша история


16 марта 2020 года


С сегодняшнего утра по решению правительства в связи с пандемией коронавируса мы все заперты в своих квартирах. Мы знаем, что эта история продлится долго и нанесет значительный ущерб не только с медицинской, но и с экономической и социальной точек зрения. До того, как некомпетентность и непоследовательность сменяющих друг друга правительств стали очевидны всем, до того, как эпидемия продемонстрировала слабость нашей системы здравоохранения, мы, Желтые жилеты, в течение пятнадцати долгих месяцев пытались показать недостатки политики бюджетной экономии и тотальной конкуренции. На нас обрушивались ужасные репрессии: полицейское насилие, судебные иски и штрафы буквально лились дождём – было сделано все, чтобы заставить нас разойтись по домам.


Новостные каналы изображали нас не пойми кем: мы были то бандитами, то антисемитами, то расистами, то анархистами, то левыми и т.д.


Поскольку мы не являемся ни теми, ни другими, ни третьими, мы решили сами рассказать нашу историю. Эта история принадлежит всем нам, и поэтому мы все подписываемся под ней. Все, кто еще находится на «Пятачке» Сент-Авольда – после полутора лет борьбы.


Люди «Пятачка»


17 ноября 2018 года

Народ вышел на улицы по всей стране


Наш регион не остался в долгу. Люди протестовали во многих деревнях и небольших городах. Особенно многочисленными акции были в Форбаке, Саргемине и Сент-Авольде


Саргемин


В коммерческом районе, рядом с пекарней «Мари-Блашер», Бриджит и многие другие жители Саргемина решили занять «пятачок» на круговой развязке. Он достаточно большой и является стратегической точкой, позволяет контролировать территорию вокруг. Нас много, и мы превращаем это место в настоящий укрепленный лагерь. Оборудование, а это брусья, поддоны, доски и т.д., прибывает очень быстро – благодаря таким людям, как Джессика, оператор вилочного погрузчика на местном складском терминале. Формируется целая команда суперинженеров-фортификаторов.


В команде Паскаль, Кристоф, Седрик, Родольф, Орельен, Дилан, Джонатан, Валери, Селин, Жером, Сандрин, Эрик, Эдди, Александр и, конечно, Франсуа, которого, к сожалению, уже нет с нами...


Было бы несправедливо, если бы мы не упомянули их всех.


Сильви К., Кристиан С., Сильви Р., Вилли, Николь, Раймон, Надя, Хуан, Розе, Филипп, Сильвия Ф., ЖБ, Веро, Жоэль, Анжело, Мари-Рен, Росарио, Мелани, Макс, Бриджит, Тома М., Кэти, Лорэн, Фабрис Д., Мэдисон, Женевьев, Жан-Поль, Моржан, Робер, Ауд, Кристиан П., Кристиан Л., Хоуи, Сирилл М., Стефани, Антони, Николя, Денис К., Ален, Гюнтер, Сирил, Софи, Пьер, Кристиан, Лоран, Сандра, Лоран У., Лоран Р., Софи, Сара, Тим, Алекс, Орель, Себ, Присцилла, Паоло, Паскаль, Лионель, Антуан, Серафин, Раф, Шамалоу, Франсуа, Мари У., Седрик Дж., Катя, Ролан, Карин, Вернар, Жильбер, Мартин, Гай, Поль, Хасан, Чихан, Али, Бебел, Серж, Жером, Джереми, Каталин, Мазу, Тьерри, Изабель Н., Изабель С., Жано, Бебел, Жан-Клод, Жизель, Серж Ж., Жульен, Мади, Одиль, Бе, Виржини, Одри, Мари М., Александр, Алекс, Рашель, Надин, Мишель М., Юджин, Надин Р., Зеп, Гастон, Роже, Валь, Патрик, Жан-Марк Р., Мишель Н., Женни, Вероник, Андре, Рамона, Альфонс, Франсин, Валери, Ману, Фанни, Сабин, Марк, Ноэль, Игнас, Антони, Мел Мел, Эрик, Мемет, ЖанМишель, Фредди, Марсель, Паскаль М., Суад, Квентин, Пиксу, Флойд, Мари-Лор, Кихон, Адриен, Мишель У., Серж М., Ришар Б., Михаэль Д., Дидье П., Антонио С., Хосе, Терри Б., Бернар Х., Фредерик Д., Надин О., Юджин О., Наташа, Кекин де Лоран, Оливье, Камиль, Сирилл Б., Майк, Стив, Сильви, Паскаль, Фред, Лионель Ж., Беатрис, Фабьен, Жерар, Дэйв,  Гислен, Амо, Антали, Флориан, Фабрис Дж., Пари ля раж, Кристоф Л,, Дам'с Тага, Анне, Ксавьер, Минико, Ама, Тома К., Софи ЖЖ, Орель, Грегори, Тифен, Дагмар, Паскаль Л., Давид, Флоран К., Фредерик Ф., Карен, Пат, Магали, Тони, Доран, Франко, Рио, Франсин... Мы, скорее всего, забыли упомянуть некоторых из нас: тех, кто приходит на «Пятачок» время от времени, но также разделяют наш гнев.


Мы готовимся к зиме. Мари-Пьер называют «тётей Суп», она прославилась своим искусством обеспечения личного состава горячей едой. Она любит готовить супы с тушенкой и всегда может предложить большой ковш этого блюда.

Желтые жилеты в Саргемине 


Чтобы позволить Мари-Пьер раскрыть свои таланты, активисты собирают непроданные овощи на рынках и продуктовых магазинах города. Есть также люди, которые приносят еду прямо на перекресток, приветствуя нас: «Браво, хорошо, что вы вышли, мы с вами». Другие приносят нам хлеб и круассаны, а некоторые, например, Жан-Мари, жертвуют деньги, которые в основном используются для финансирования субботних автопробегов. Он также снабжает нас свежими фруктами, медовыми пончиками, спреем для горла и сиропом. Все называют его «Месье Прополис», по названию одноименной торговой марки, товары которой занимают видное место в его списке снабжения.


По прошествии нескольких недель численность личного состава лагеря сокращается до группы примерно в двадцать человек. Да, это немного, но люди поддерживают нас, и мы полны решимости. Начиная с марта 2019 года, некоторые из нас каждую среду посещают собрания в Сент-Авольде, также формируется ядро из местных Желтых жилетов. Бриджит, Тьерри, Кэти, Пол, Паскаль и Паскалин – одни из самых усердных.


В конце февраля 2019 года власти выпустили приказ о ликвидации стационарных лагерей ЖЖ. Уже на следующий день силы безопасности готовились к сносу всех наших объектов, а затем объявили «пятачок» запрещенным местом для любых собраний. Мы решили собрать как можно больше людей и встретиться в последний раз вокруг костра, который всё это время горел в центре лагеря. Огонь как будто понял, что видит своих друзей в последний раз, и пламя взметнулось выше, чем обычно. Ветер разносил искры, и они легко достигли большого холста, растянутого между палатками. Ветер дул всё сильнее, пламя охватило весь лагерь. Несомненно, огонь хотел избавить нас от бессмысленного спектакля со стороны FDO (сил безопасности). На следующее утро мы пошли на развязку, чтобы демонтировать металлическую конструкцию штабной палатки и расчистить площадку – ведь мы цивилизованные люди, вопреки тому, что думают журналисты «Сливной бачок-ТВ».


Когда кажется, что все кончено, и остается только разойтись по домам, как будто ничего и не было, удерживают две вещи, которые мы обрели и которые не собираемся отдавать за красивые глаза префекта: братство и солидарность.


Мы думали об этом несколько дней, искали решение и наконец нашли его в середине апреля 2019 года. Наша новая штаб-квартира будет построена рядом с кольцевой развязкой Родаспиц, расположенной на въезде в город. Это также весьма важная стратегическая точка, поскольку только через неё можно выехать из города на Страсбургское шоссе.

Новая команда строителей, состоящая из Родольфа, Поля и Паскаля, создает наш новый лагерь между развязкой и паркингом «Super U». Он будет меньше, потому что количество активистов значительно сократилось. Но мы не унываем, «тётя Суп» все еще с нами! Конечно, обстановка уже не та. Лишь несколько человек дежурят по очереди и держат стенд c призывом подписать петицию против приватизации парижского аэропорта.


Каждое утро мы расставляем одиннадцать крестов, одетых в жёлтые жилеты, изображающие наших ушедших товарищей.


Бриджит, Кэти, Поль и Тьерри продолжают посещать собрания в Сент-Авольде каждую среду. Мы все еще собираемся в пять или шесть вечера, чтобы провести общее собрание на «Пятачке».


Мы надеемся, что в первую годовщину ЖЖ люди вернутся, чтобы поделится воспоминаниями, возможно, некоторые вновь будут приходить на «Пятачок»... Но нет, этого не происходит. Конечно, мы разочарованы безразличием наших бывших сестер и братьев по борьбе. В результате некоторые из наших решают продвести черту под ЖЖ-Саргемин. Бриджит, Кэти и Поль навсегда переходят в группу ЖЖ Сент-Авольд. Но штаб-квартира все еще на месте, время от времени там дежурят Тьерри и Стефан, чтобы сохранить угольки костра – в надежде, что все начнется заново.


Форбак


В Форбаке более 2000 человек захватили сразу две развязки. Первая группа последовала призыву Флориана Филиппо (да, того самого руководителя избирательной кампании Мари Ле Пен в 2012 году и местного лидера Национального фронта, а затем организации «Патриот». Ее члены были на всех «пятачках» – особенно в Форбаке, земле, которую Филиппо безуспешно пытался завоевать на выборах в течение многих лет). Это развязка у отеля «Меркурий», у выезда на шоссе. Другая группа занимает круговую развязку у заправки «Кора». В первый день город был заблокирован. Но затем, как и везде, число людей уменьшилось.


«Пятачок» у Меркурия


Очень быстро группа сократилась примерно до пятнадцати человек, включая Сильвию, – стопроцентную ЖЖ, и Папи, бывшего профсоюзника лет 80-ти. Через несколько дней Сильвия перешла в Кору. Однако верующие в Меркурия продолжали занимать площадку. Они перекрывали дорогу каждую субботу с 9 до 17 ещё на протяжении года. Это всё, что они делали, но в этом были очень настойчивы.


«Пятачок» Кора


На кольцевой развязке «Кора» как лейтмотив звучит правило: «Мы не занимаемся политикой». Для нас «Пятачок» – это скорее место для праздников, встреч, проявления солидарности... ну и, конечно, споров. Филиппо пытался внедриться к нам, но без особого успеха. Он даже приходил однажды утром, подарил компрессор... В конечном итоге осталось так, как и было заведено , – «мы не занимаемся политикой».

Желтые жилеты в Форбаке


Этот «Пятачок» в Форбаке известен тем, что он постоянно возрождается из пепла. Причём в прямом и переносном смысле. Наша «избушка» была разрушена, разобрана или сожжена по меньшей мере пять раз. Каждый раз она восстанавливалась. Причем, в рекордно короткие сроки. Кроме того, наша штаб-квартира довольно большая и имеет все удобства: отопление, электричество, длинный стол. Здесь есть всё необходимое, чтобы проводить долгие часы за обсуждениями и спорами... а иногда можно и выпить (исключительно для поддержания боевого духа!)... Не будучи «официальными представителями», некоторые активисты проявили себя как интересные спикеры и координаторы групп по направлениям. Один из них – Кристоф, он организовывал самые первые встречи. Сильвия и Квентин также очень активны, к тому же хорошие ораторы.


Франсуа, который участвовал в акциях в разных местах, предложил наиболее активным товарищам посещать еженедельные собрания в Сент-Авольде, чтобы сблизить обе группы. Никогда в ходе своего долгого существования («избушка» все еще стоит) «Пятачок» не имел «официального представителя» и не формировал каких- либо структур для управления движением. Чтобы заблокировать спорное решение, порой достаточно было кому-либо из участников общего собрания крикнуть «Харо», что приблизительно можно перевести как «долой!».


Да здравствует свобода слова, даже если она сопровождается горячими спорами!

Ключевые события в Форбаке


Суббота 26 января 2019 года


После утренней демонстрации в Саргемине – первая большая демонстрация Желтых жилетов в Форбаке. В полдень в город съехались активисты со всего региона. Более 1000 человек прошли через город с песнями и лозунгами. Были небольшие столкновения с FDO (силами правопорядка) у офиса Кристофа Аренда, депутата Национального собрания от партии Макрона. Когда дошли до мэрии, демонстранты окружили флагшток с флагом ЕС. Один из них снимает флаг и заменяет его своим желтым жилетом. Этот жест вызывает овации. После этого символ протеста – желтый жилет – демонстранты забирают с собой. Этим вечером Филиппо заявил по ТВ: «Я горжусь своими ЖЖ в Форбаке!».


На следующее утро лагерь ЖЖ был снесен по приказу префекта.


Мы были в ярости. Всеми владела только одна мысль – «восстановить всё как можно скорее!» И мы сделали это всего за несколько дней. Мы устанавливаем более тесные связи с группой из Сент-Авольда и планируем совместные акции.


Филиппо продолжает наседать. Он приглашает ЖЖ на ужин в ресторане.


На собрании в штабе мы приняли решение: на встречу могут пойти все желающие, но идти нужно «по гражданке», без Желтых жилетов. 


Мы как можем сопротивляемся попыткам оседлать движение! Три человека, однако, дали слабину и направились в ресторан в желтых жилетах, что позволило этому политикану выдать по ТВ картинку со «своими» Желтыми жилетами Форбака.

суббота 2 февраля 2019 


Вторая большая демонстрация в Форбаке. Эпичный поход туда и обратно от развязки до границы с Германией. Колонна растянулась на 7 километров. Эта демонстрация была наиболее жесткой в чисто физическом плане. Некоторые демонстранты сходили с дистанции, но большая часть шла до конца, с традиционной остановкой и перегруппировкой у здания мэрии. Воспроизводился тот же сценарий:


мы сняли флаг ЕС, только в этот раз для того, чтобы его сжечь. 


Под завершение, чтобы демонстрация не казалась слишком мирной, мы разожгли костёр посреди улицы. Решили немного подразнить стражей порядка, но в этот день их почему-то нигде не было видно.


Отношения с товарищами из Сент-Авольда остаются напряженными в течение нескольких месяцев. Разница в подходах к внутренней организации, подготовке акций, политическое (или неполитическое) позиционирование, всё это дает о себе знать. Сильвия и Квентин продолжают посещать их собрания, но, посоветовавшись между собой, мы в итоге решили разойтись и существовать автономно.


Впрочем, у нас есть повод для гордости! Штаб в Форбаке, через полтора года, после четырех пожаров, остается одним из немногих во Франции «пятачков», который продолжает стоять прямо посреди развязки.


Сент-Авольд


Мы на пятачке Сент-Авольда, и начинаем рассказ о нашей борьбе. Эту историю мы расскажем подробно, чтобы вы лучше узнали о нас.


Мы гордимся именем «Желтые жилеты Сент-Авольда» и символом ЖЖ в форме сердца, которое мы носим на наших спинах и на флагах.

С 17 ноября 2018 года мы регулярно проводим акции протеста. Разбираем дорожные ограждения, блокируем движение, оказывая поддержку другим группам каждую субботу во всех крупных городах Лотарингии. Мы регулярно арендуем несколько автобусов и ездим в Париж для участия в крупных общенациональных акциях.


У нас были взлеты и падения. Но мы все еще здесь. Мы защищали наш штаб до конца мая 2020 года, до тех пор, пока его окончательно не захватила полиция. Но мы все еще на «пятачке».


За это время эпидемия короны доказала нашу правоту. Всё с чем мы боролись, все наши лозунги и требования были подтверждены самой жизнью. 


Вопиющее социальное неравенство, нищета, социальная изоляция, авторитаризм власти, сокращение бюджетных выплат и недостаточное финансирование системы здравоохранения – всё это теперь очевидно для всех.


Мы надеемся, что теперь к нашей борьбе присоединятся и другие. И мы снова говорим: «Не позволим!»

Желтые жилеты в Сент-Авольде 


17 ноября 2018

Чувства Росарио


Я был шахтером, затем работал в энергетике, потом вышел на пенсию и вел довольно мирную жизнь с женой Мари-Рейн и тремя нашими детьми. 17 ноября, услышав призыв выходить на «пятачки» по всем городам Франции, я сел в машину и поехал посмотреть, что происходит в нашем городке. Прибыв к ближайшему «пятачку» (около магазина Lidl в Вальмонте), я обнаружил там группу людей в желтых жилетах, они перекрыли дорогу. Я оставил машину на парковке магазина, надел жилет и присоединился к группе. Какая-то женщина стояла посреди развязки и с помощью свистка отдавала команды открыть или закрыть движение. Мне этот порядок показался слишком авторитарным и каким-то военным, что ли. После нескольких часов стояния на «пятачке» я вернулся домой, в полной уверенности, что все это закончится через несколько дней… На «пятачке» я встретил Жерара, он рассказал мне, что происходит в соседнем городке Сент-Авольд, предложил съездить и посмотреть, как протестуют там. Мне стало интересно, и я согласился.


В среду 21 ноября мы впервые выехали в Сент-Авольд. Вспоминаю свой разговор с женой: «Мари-Рейне, я собираюсь взглянуть на митинг в Сент-Авольде, вдруг там всё не так уныло, как у нас».


И там действительно оказалось гораздо круче! Огромная толпа, все в желтых жилетах! Я подходил к участникам митинга, общался с людьми, чтобы понять, с кем имею дело. Очень быстро понял, что на «пятачке» собрались люди из всех слоев общества. Здесь были представители среднего класса, пенсионеры, матери-одиночки, и много кто ещё. После общения с ними стало ясно, что все они живут от зарплаты до зарплаты и к концу месяца с трудом сводят концы с концами.


Меня, как и шестерых моих братьев и сестер, родители воспитали так, я не смогу стоять в стороне и смотреть на то, что происходит с нашей страной.


Я решил стать участником «пятачка» в Сент-Авольде. Я привык работать руками и потому решил присоединиться к группе активистов, которые строили штаб-квартиру на «пятачке». Отец часто говорил мне: «Если взялся, делай свою работу хорошо, или не берись», поэтому я решил участвовать в движении по полной программе.


И пусть теперь моя работа в том, чтобы стоять здесь и кричать «долой!», я буду выполнять её на все 100%.


…и чувства Жана


Вот наконец настал великий день! Я рано проснулся, настроение боевое. Уверен, что люди выйдут! Придет много людей!!!


Дождя нет, уже хорошо. Я беру мотоцикл – если пробки, буду более мобильным и смогу добраться до места акции. Так, а куда я еду?


Есть два места недалеко от меня: одно в Форбаке, другое в Сент-Авольде. Итак, я еду в ближайшее место, в Форбак, туда примерно 5 минут езды. Я останавливаюсь на светофоре и наблюдаю за происходящим. Картина не очень веселая, людей мало. Хотя сейчас всего 8:05, наверное, попозже подтянутся. Я разворачиваю мотоцикл и еду в Сент-Авольд. Еще 10 минут езды. Въезжаю в город и сразу замечаю, что движение почти остановилось. На подъезде к центру меня ждал сюрприз! Плотная группа людей в желтых жилетах двигалась по центру города. Это производит впечатление, я улыбаюсь! Я пытаюсь сосчитать людей – 500-800 человек, возможно, 1000. Дорога уже перекрыта, движение остановлено. И это только 8:20 утра!


Наконец-то я среди единомышленников. Передо мной целая площадь в желтых жилетах, я вижу много машин с желтыми жилетами за стеклом. Людей много, но все же недостаточно – чтобы добиться успеха, нужно еще больше. Паркую мотоцикл рядом с «пятачком» и продолжаю следить за ситуацией. Иду сквозь толпу, встречаю приятелей, таких же как я, бывших шахтеров на пенсии. Вспоминаю, как мы рука об руку боролись за социальные гарантии при закрытии шахт.


Вдруг кто-то окликнул меня: «А, привет, и ты здесь!» – это мой сосед, тоже шахтер. Приятный сюрприз. Я вижу, что люди постоянно передвигаются по площади. Они следуют совету, который широко разошелся по СМИ:


чтобы не получить предупреждение от полиции за несанкционированный митинг, нужно все время перемещаться.


Некоторые демонстративно игнорируют полицию и стоят на месте в дальнем углу площади. Жандармы с тревогой наблюдают за толпой, которая становится всё более плотной. Люди стоят близко друг к другу, по моим ощущениям их уже 2500-3000 человек.

В 9:30 маршрут движения изменился, мы вышли на развязку, и ни одна машина не смогла сдвинуться с места. Водители, которые стояли в пробке, размещали желтые жилеты на ветровых стеклах. Они как будто извинялись перед нами за то, что не могут присоединиться.


Вдруг из толпы кто-то выкрикнул: «Давайте лучше перекроем платную магистраль!» 


Этот призыв очень быстро воплотился в реальность. «На платную! На платную!» – начали скандировать люди. Я вспомнил, что, проезжая на мотоцикле, видел выезд на платную дорогу примерно в 4 километрах отсюда. То есть туда-обратно это будет 8 км. Ого! Пожалуй, я возьму свой мотоцикл, день будет долгим, нужно беречь силы. Когда я в желтом жилете медленно перемещался на мотоцикле среди людей, то чувствовал себя рыцарем, отправляющимся в крестовый поход. Я припарковал своего железного коня у выезда на шоссе и стал ждать подхода пешего войска. Не все из них дойдут до конца, но это не страшно. В большом походе всегда так.


Перекрывать решили немного дальше от перекрестка, у развилки на город Карлинг. Я решил быстро проехать вперед – посмотреть, нет ли там полиции. Перетаскиваю мотоцикл через ограждение, дорожный полицейский в панике спрашивает меня: «Эй! Что ты делаешь?» Я оборачиваюсь в сторону большой желтой реки за спиной и говорю: «Еду на место встречи с друзьями». И замечаю, что туда же едут его коллеги.

Примерно 500 Желтых жилетов дошли до трассы. Процессия по дороге разделилась, и основная масса пошла к мэрии. Мои знакомые, Роберт и его жена, которые живут неподалеку, пошли в основной группе, нужно будет расспросить у них, как там развивались события.


Те, кто пошел перекрывать платную дорогу, достигли шлагбаума и немедленно заблокировали движение. В обоих направлениях шоссе образуется гигантская пробка. Я оказался на той стороне дороги, которая ведет к столице департамента городу Мец. Мне не очень нравится эта ситуация. Сомневаюсь, правильный ли выбор. Я забрался на ограждение, чтобы оценить обстановку. На лобовых стеклах машин много желтых жилетов. Некоторые люди, вероятно, думают, что лучше разместить их там, как бы чего не вышло. Я разговариваю с людьми, которые застряли в пробке.


Первоначальные ощущения не подвели меня. Есть люди, которые едут на работу, есть люди с детьми, есть беременная женщина в панике, есть мужчина, который открывает окно и говорит: «Месье, я должен сесть в самолет. Если я пропущу его, будет беда». Я понял, что нужно поговорить с группой, которая блокирует пункт пропуска.


«Ребята, давайте откроем хотя бы одну полосу для машин? Смысл ведь не в том, чтобы всех разозлить. Наша задача привлечь этих людей на свою сторону. Давайте начнем пропускать машины бесплатно?»


Поначалу мое предложение не нашло понимания. Но постепенно все больше людей становится на мою сторону. Наконец разум берет верх, и мое предложение принимается. В ходе дискуссии меня чуть не побили несколько возбужденных людей во главе с одним психом. Но в итоге я остался доволен тем, что моя тактика была принята большинством. Мы полностью блокировали проезд грузовиков, а легковые машины пропускали бесплатно. Через час пробка из грузовиков растянулась на несколько километров. Дальнобойщики гораздо спокойнее реагируют на наши действия, и большинство из них на нашей стороне. В какой-то момент ситуация обостряется. Один из Желтых жилетов вновь блокирует проезд легковушек, и нам стоит большого труда разубедить его. Автомобилисты благодарят нас, ведь мы помогаем им сэкономить €4,60. [Плата за проезд через Сент-Авольд, одна из самых высоких во Франции].


После полудня Желтые жилеты покидают место акции, и сотрудники дорожной службы берут ситуацию под свой контроль. Их задача – справиться с хаосом. Жандармы, которые беспомощно наблюдали всё утро, продолжают заниматься тем же самым. Я нашел свой мотоцикл там, где его оставил, и вернулся на «пятачок». Хорошо, что мне не нужно идти это расстояние пешком. На въезде в город у светофора наткнулся на еще одно перекрытие дороги.


Участники акции рассказали мне, что есть другая точка, где перекрывают дорогу, – перекресток Мулин-Нёф. Я решил поехать туда и посмотреть, что там происходит. Весь город стоит в пробках, я пробираюсь между машинами, чтобы подъехать как можно ближе. В машинах за стеклами то и дело встречаю желтые жилеты. У развязки я вижу 50 человек: мужчин и женщин, молодых и пожилых. Они блокируют движение по кольцу. Немного поговорил с ними и отправился на «пятачок» у супермаркета Кора. Эта была финальная точка моего путешествия. Я очень проголодался за день и зашел в закусочную Leader Price. Если говорить о бизнесе, то я знаю, кто сегодня в плюсе. Макдональдс и местная пекарня забиты людьми.


Восьмикилометровый марш к платной магистрали привел к тому, что на «пятачке» осталось всего 200-300 человек. Доступ к супермаркету Кора оказался полностью заблокирован. Жандармы наблюдают, сообщений о задержаниях не поступало.


Кольцевая развязка медленно пустеет, позволяя разглядеть асфальт. 


19 часов. Постепенно темнеет. 100 человек продолжают блокировать вход в супермаркет. Начинает холодать, и я собираюсь домой. Сажусь на мотоцикл, надеюсь, что сегодня это последний раз. Еду через лес, вечерняя прохлада бодрит, но я не чувствую холода. Я вспоминаю события прошедшего дня. Я доволен активностью людей, мы показали высокий уровень мобилизации, это вселяет уверенность в успехе нашего дела. Завтра вернусь.

Сирилл

От дивана до «пятачка»


17 ноября 2018 года. Меня зовут Сирилл, я из Лонгви. Мне 44 года, почти 20 лет я работаю на небольшом производстве на востоке департамента Мозель. Моей жене Стефани только что исполнилось 40 лет, она безработная. У нас трое детей – 9, 15 и 17 лет. И, как у многих других, наша жизнь из года в год все хуже и хуже. Несмотря на хорошие условия труда и регулярную зарплату, в конце месяца всё труднее сводить концы с концами.


Мы постепенно вычеркнули из нашей жизни отгулы, праздники, походы в рестораны, кино, мы больше не дарим друг другу подарки.


А что происходит с другими людьми, у которых доходы еще меньше, чем у нас? Нам трудно это себе представить.


Мы с женой планировали провести 17 ноября на встрече с друзьями, которые продают косметику и разные бытовые мелочи. Но около полудня позвонила наша подруга Валери и сказала, что встреча под угрозой, потому что «дороги заблокированы».


Стало понятно, что весь Сент-Авольд стоит в одной гигантской пробке. Валери так же сообщила, что её муж Кристоф ушел на демонстрацию и вынужден был там остаться, потому что все дороги перекрыты. Кристоф работал менеджером в небольшой фирме с пятью сотрудниками в течение двадцати лет, сейчас ему 53.


После звонка Стефани мы спокойно остались дома. Наступило время обеда.


Примерно в час дня мы пообедали, и я полез в интернет: разобраться, что же все-таки происходит у нас в регионе и в стране.


В Фейсбуке я нашел видео, на котором мужик лет 50-ти обращался к пользователям интернета. Он обращался напрямую к тем, кто сейчас сидит на диване и смотрит новости. Оратор призывал присоединиться к протестам, выходить на развязки, чтобы блокировать движение. Он говорил о росте цен на топливо и что дальше терпеть уже нет сил. И тут я понял, это же он ко мне обращается, этот парень на диване и в тапочках – это я! Ещё я понял, что он абсолютно прав!

Я решил позвонить своему другу Кристофу, чтобы узнать, что происходит. Он закричал в трубку: «Сирилл, тут огромная толпа в желтых жилетах, ты должен немедленно прийти, происходит что-то безумное, я такого раньше никогда не видел!»


И тогда у нас со Стефани что-то щелкнуло в голове. Если в жизни надо совершить поступок, то этот момент настал!


Мы взяли в машине два желтых жилета и пошли к супермаркету Кора в Сент-Авольде. На самом деле это была граница между Сент-Авольдом и Лонгви-ле-Сент-Авольдом, управляемая с одной стороны национальной полицией, а с другой– жандармерией.


Прибыв на место, мы не могли поверить своим глазам. Какое удивительное единение совершенно разных людей. Люди всех возрастов, всех социальных и профессиональных слоев, женщины, мужчины, подростки, все пришли сюда, чтобы выразить всеобщее недовольство! Наглухо закрытый котел кипел годами. Хотя поводом послужило повышение акциза на бензин, это стало той самой соломинкой, которая переломила хребет верблюду.


После мы объехали все «пятачки» региона, побывали на множестве собраний. И каждый раз мы встречались с удивительными людьми. Их имена есть в списке авторов этой книги. Именно этим людям я бы хотел посвятить свой рассказ. Именно они разбудили нас и заставили шевелиться, без них наша история не стала бы историей вовсе.

Очень быстро я оказался вовлечен в своеобразную войну образов. Один образ Желтых жилетов можно было увидеть по телевизору, но он очень сильно отличался от реальности. Потому я решил сам снимать наши митинги и транслировать их в социальные сети, прежде всего на Facebook и Youtube. Я хотел создать другой, правдивый образ. Я делал это для моего сына и для Стефани, я хотел показать страдания людей и их борьбу.


Я побывал на митингах в Меце, Эпинале, Нанси, Бар-ле-дюке, Лонгви, Париже, Страсбурге, Форбаке, Сент-Авольде и во многих других местах!


В течение нескольких месяцев нас травили слезоточивым газом, глушили светошумовыми гранатами, обстреливали резиновыми пулями и прочим.


Всё это финансировалось из наших налогов, всё это делали те, кто должен защищать Республику. Но они защищали финансовую олигархию, власть которой становится всё сильнее. 


В конце 2018 года на наших мероприятиях стали появляться другие СМИ. Это были по-настоящему свободные медиа. Журналисты-волонтеры из числа Желтых жилетов просили поделиться нашими материалами. Я с удовольствием сделал это. Я горжусь тем, что участвовал в той трудной, но необходимой борьбе с дезинформацией, которая свалилась на движение Желтых жилетов.


Кроме потоков лжи, на нас обрушились репрессии со стороны государства. Я не думал, что когда-либо увижу такое отсутствие здравого смысла со стороны наших полицейских или жандармов! Что случилось с их совестью и достоинством? Разве они не должны быть там именно для того, чтобы защищать наши конституционные права и нашу Республику?


Я мог бы многое рассказать в подробностях, с фактами и аргументами, со свидетельскими показаниями и выступлениями в судах. Но достаточно сказать, что участие в движении разрушило наши иллюзии, расширило понимание процессов, происходящих в стране. Это был лишь первый шаг к пониманию справедливости. Речь много о чем: налоги, экология, социальная сфера. Мы надеемся, что это только начало.


Прошло полтора года, а я всё такой же. Я всё еще работаю на небольшом предприятии в Восточном Мозеле, правда мне уже 46. Моей жене 42, и она всё еще безработная. Наш уровень жизни продолжает падать, к концу месяца денег почти не остается. С ужасом думаем о тех, кто живет еще хуже нас. Вот почему мы Желтые жилеты, отныне и навсегда.

Раймон


Раймон – наш вожак. Он пришел на «пятачок» Сент-Авольда вместе со своим приятелем Жаном. Мы не знаем, что привело его на митинг. Он пенсионер, бывший мелкий предприниматель и, кажется, не имеет особых проблем с деньгами...


Сам он говорит, что привело его прежде всего сочувствие к людям. «Мне надоело видеть столько страданий и проблем вокруг меня, я сыт по горло системой, которая больше не может называться ни социальной, ни демократической. И ещё желание сражаться, сражаться и быть частью этого народного восстания!»


Кроме того он, по собственным словам, не имеет четких политических убеждений и открыт для всего нового. «Нужно прислушиваться ко всем и воспринимать любые хорошие идеи». Как и Жан, он обладает большим опытом и свойственной его возрасту мудростью. Мы доверяем этим людям, уважаем их мнение. Для нас очевидно, что они руководствуются нашими общими интересами.


Раймон – отличный оратор. Всем запомнилась тирада, которую он произнес на встрече с префектом. С его обостренным чувством справедливости и красноречием он легко может заткнуть рот любому, включая этих господ, которые говорят «от имени Республики». Он далеко не святой, любит вкусно поесть и посмеяться. Особенно важно в нашем деле, то, что Раймон обладает рассудительностью и способен мгновенно снизить градус напряжения во время общего собрания. Мы его воспринимаем как старшего товарища, который может успокоить, приободрить, посоветовать. Конечно, эта роль временами утомляет и его, и порой он высказывает желание забить на всё.


Но ему уже не обойтись без нас. Тусовки на «пятачке» затягивают как наркотик.


И порой ты уже не можешь жить без этой атмосферы, которая, кроме всего прочего, подразумевает и слезоточивый газ от полиции по субботам.


Раймон – наш знаменосец, наш ориентир. Когда ты не знаешь, куда идти, ты автоматически ищешь глазами Раймона. Возможно, это раздражает его, но у него уже нет выбора. Он по природе перфекционист и не может не закончить того, что начал. «Я оптимист» – его любимая фраза. Он произносит её, когда идёт дождь или снег, когда взрываются газовые гранаты или когда никто не пришел на демонстрацию. И это работает.


Возможно, он слишком увлекается встречами, собраниями, переговорами, выстраиванием различных структур и так далее. Возможно, всё это уводит нас в сторону, но ведь и это кто-то должен делать, правда же? Его нельзя обвинить в том, что он упустил или не довел до конца что-либо из намеченного. Он сдержал все свои обещания.


Раймон – профессиональный рыбак и любитель природы. Он принес на митинг удочку, чтобы нацепить на неё флаг. Однако, когда он видит реку или даже небольшой ручей, у него чешутся руки.


Вне зависимости от того, чем закончится наша борьба, мы благодарны тебе, Раймон. Ты делаешь все, что от тебя зависит, и делаешь это хорошо!



Перевод Максима Фирсова, редактура Кирилла Медведева
Фотографии, кроме указанных, предоставлены Карин Клеман


поделиться

КОММЕНТировать

последние посты

Играй или умри

Играй или умри

Оставить отзыв
Сбой в южнокорейской мечте, давно переставшей быть южнокорейской
Читать далее
О дивный новый психоделический капитализм

О дивный новый психоделический капитализм

Оставить отзыв
Как возврат психоделиков на легальный рынок изменит капитализм и судьбу чел...
Читать далее
Энергия атомного ядра и солнце коммунизма

Энергия атомного ядра и солнце коммунизма

Оставить отзыв
Прошлое, настоящее и будущее атомной энергетики
Читать далее
12 тезисов об Октябрьской революции

12 тезисов об Октябрьской революции

Оставить отзыв
Значение Октябрьской революции для России и мира
Читать далее