«Борат-2», левые либералы и Казахстан

Рейтинг 3.06 (21 Голоса)

Катя Казбек, писатель и критик, живущая в Нью-Йорке, — о расистской подкладке доброго леволиберального юмора. 


Я смотрела «Следующий фильм о Борате» перед президентскими выборами и четко понимала: это притча о хорошем будущем, как оно видится леволиберальным американцам. Республиканцев подвинули, чтобы леволиберальная власть могла сама рулить империализмом и расизмом. И пока империя лежит в руинах, мне кажется довольно показательным то, что либеральная американская комедия не видит возможности изобразить гегемонию США иным способом, кроме как издеваясь над Казахстаном, — далекой страной, которая вряд ли знакома большинству западных зрителей картины.


Я, конечно, понимаю, что первый фильм вышел 15 лет назад. Но улучшилось ли что-либо с тех пор? На этот раз над людьми, которых выдают за казахов, не так уж сильно потешаются — по отдельности. Поэтому, быть может, обойдется без их обращений в суд  (хотя пережившая Холокост женщина из второго фильма успела подать на Коэна заявление перед смертью). Но шуточки про Казахстан, прекрасную страну с богатой культурой, стали только острее.


Как писал в Твиттере китайский историк Карл Жа — именно казахский советский солдат по имени Рахимжан Кошкарбаев водрузил знамя над Рейхстагом вместе со своим русским советским сослуживцем Григорием Булатовым. Другие казахские советские солдаты боролись против нацистов за освобождение евреев. Также Казахстан, как очень крупная страна, стал местом, куда евреев эвакуировали во время Великой Отечественной войны. 


Но в фильме нация казахов выдается за яростных антисемитов, которые устроили Холокост. Почему?


В Европе есть ряд стран, которые куда лучше подходят под описание и имеют богатую историю антисемитизма и коллаборационизма. Но их, конечно же, нельзя было сделать объектом насмешек Саши Барона Коэна: ведь шутки без обыденного расизма не так смешны. Ну и, конечно, британцы и американцы слишком замешаны в коллаборационизме, чтобы честно о нём рассуждать. Поэтому непременно надо сделать так, чтобы сатира не особенно указывала на реальное положение вещей. 

Удивительно, впрочем, что Коэн, представляющий себя борцом с теми, кто отрицает Холокост, при этом буквально переводит вину за него с тех стран, которые сотрудничали с нацистами или укрывали их после 45 года, на страну с небелым населением, которая была колонизирована. Это очень расстраивает, но не удивляет: белые западные люди занимаются таким «ориентализмом» с давних времен и продолжат это делать под оглушительные аплодисменты милой леволиберальной публики.


Миф о современных политических фигурах вообще часто зиждется на «ином». Разве может оставаться собой Хиллари Клинтон без рабов, которых теперь продают в Ливии, разрушенной по её директивам? Где была бы сенатор и бывшая кандидатка в президенты Элизабет Уоррен, если бы не выдавала себя всю жизнь за представительницу племени чероки?


При этом каждому неамериканцу ясно: если бы где-нибудь действительно существовал фестиваль «П​рогон американцев» — с ростовыми куклами вместо быков — то гоняли бы не людей в шапках Make America Great Again, и даже не Трампа, хотя он тот еще мем. Гоняли бы Обаму, Клинтонов, Бушей, хотя, конечно, Коэн такого не покажет.

Но вернёмся к «иному». Если только это правильный «иной»  (не тот, к которому сам принадлежишь, не тот, которого пытается защитить культура),  то над ним всегда легко смеяться, потому что не знаешь лично никого, кто принял бы насмешки близко к сердцу. Впрочем, это не значит, что нельзя издеваться над «иным», пока его защищаешь: в обоих фильмах чёрные женщины оказываются «магическими неграми», решающими все проблемы белого героя, стереотипными «мамочками», которым вроде бы нет места в кино 2007 или 2020 года. Но вот же они.


Ничто не расстраивает сильнее, чем упущенные возможности. Можете себе представить, как было бы классно, если бы на деньги, выделенные на «Бората-2», хорошо экипированная съемочная группа проехалась по всему миру и показала, как живут и выживают люди в местах, малоизвестных массовой западной публике? В Казахстане, например. Уверена, казахские рабочие не прочь рассказать парочку сальных анекдотов наряду с историями своей жизни.


Но это не рисковый юмор, правда? Это как-то слишком правильно, поэтому массам такое смотреть нельзя. А то еще увидят реальность, как она есть, и слезут с капельницы недостижимого, где по вене идет кукурузный сироп. 


Я марксист-ленинист отчасти именно из-за культуры. На западе принято насмехаться над советским искусством и тем, как медиа использовали обычных людей для политической пропаганды. Но в Советском Союзе по телеку реально показывали доярок и водителей тракторов как важных людей. Можно сколько угодно обсуждать целеполагание, но факт остается фактом.


В западных медиа — сплошь богатые, влиятельные люди и крутые звезды.


А если какой нищеброд и забредет на экран, то обязательно как объект насмешки.


Или его расплющат катком подчинения боги развлечений и ведущие развлекательных программ, типа Эллен Дедженерес и Джерри Спрингера. Ты можешь биться за капитал, как пятилетний ребенок, заправляющий лимонадной палаткой, можешь быть стихийным бедствием, как нищая, беременная от своего деда, но просто жить —невозможно. 


Есть исключения, но многие из них позаимствованы, и далеко не все связаны с реальностью, потому что думать о бедных людях и волноваться об их проблемах — это что-то нишевое. Ну и кому тогда станет нужен капитализм — ведь если людей показывать честно, то все увидят его настоящее воздействие?


Такие изображения бедных не просто неправдивы, они ещё и диктуют лживый нарратив: если ты не богат, ты не можешь радоваться или смешно шутить. Не можешь испытывать любовь или быть любимым. Конечно же, чем ты бедней, тем дороже жизнь, и тем сильнее опустошает тебя борьба за выживание.


Но нет ничего более абсурдного, чем утверждение, будто быть человеком — дорого, и мало кто может позволить себе эту роскошь.


Поэтому ютюберы и тиктокеры — это отдушина для многих. У них есть то, чего у Риз Уизерспун не будет, смени она хоть сто париков. То, чего не достигнут даже самые изысканные пранки Коэна: аутентичности. Сколько бы нас не кормили мозговой жижей, мы всего лишь хотим смотреть, как простой парень из Айдахо гоняет на скейте с сочком под старую песню, как крестьянин из Хэбэя глушит пивасик или ​как группа ганайцев зарабатывает деньги, разряжая обстановку на похоронах.


Потому что именно такой контент делает мир лучше. Он делает людей меньшими расистами и позволяет им лучше понимать друг-друга.


Ксенофобия не может процветать, когда люди действительно знают, как живут их соседи по планете, представляющие другие классы, расы или этничности.


Лучшая почва для ксенофобии — отчуждение, без него ксенофобия увядает.


Когда просто смотришь, как богатый чувак изображает существующие стереотипы или даже создаёт их, еще больше убеждаешься в том, что знал и так. Потребляешь расистскую, империалистическую пропаганду. Единственная цель: сделать людей менее открытыми друг к другу, ослабить связи, которые нам так нужны, чтобы Холокост никогда не повторился. И хотя неповторение Холокоста — вроде бы важная задача для Саши Барона Коэна, боюсь, он не достигнет успеха, пока не поймет: чтобы избежать геноцидов, надо понимать, как они происходят. Ответ простой и всегда одинаковый: они происходят, когда те, кто владеет культурным диалогом, замещают людей стереотипами.

поделиться

КОММЕНТировать

последние посты