Чернила исчезают в полночь

Рейтинг 5 (2 Голоса)

Редакторка сайта altleft.org Алла Войская рассказала о своем опыте работы в УИК на скандально известном участке в Химках.


Незадолго до выборов оппозиционные активисты предложили поработать в избирательной комиссии – я согласилась и стала членом УИК с правом решающего голоса на участке № 3187 в городе Химки.


В комиссию вошли двенадцать человек – почти все бухгалтерши, работающие на одном предприятии.  Формально членов комиссии предлагают партии или общественные организации, но по признанию моих коллег, они сами толком не знают, кто направил их на выборы. 


УИК № 3187 пользуется дурной славой с тех пор, как в 2020-м году, во время голосования по поправкам в Конституцию, похитили оппозиционного члена УИКа Юрия Коростелева. Его схватили двое неизвестных, посадили в машину и полчаса возили по городу, требуя не появляться 1 июля в избирательной комиссии.​ С Коростелевым я познакомилась лично – в этом году он вновь был членом избиркома с правом решающего голоса, но, к сожалению, заболел и не смог в дни выборов присутствовать на участке. 


Собрания членов комиссии перед выборами проходили прямо в коридоре школы, где работают мои коллеги-бухгалтеры. Они изначально распределили все важные обязанности (в частности, дежурства в УИКе в предвыборные дни) между собой, делегировав мне и Коростелеву приглашения на выборы, которые мы должны были разнести по домам. 

Лицей №10 в Химках, где находится УИК № 3187


В первый день выборов меня назначили на надомное голосование. Я должна была ходить по домам с переносной урной. Оппозиционных членов комиссии как можно больше пытаются нагрузить работой вне избирательного участка (то по домам отправят, то на дежурство у входа на участок посадят с градусником)  это сразу меня насторожило. Ко мне вообще отнеслись с подозрением. Во время выборов председательница комиссии испуганно реагировала на мои вопросы наподобие: «по спискам у нас шесть наблюдателей, а фактически двое-трое, можно посмотреть, кто эти люди?», «а сколько у нас сегодня голосовало человек по месту нахождения?». 


Все наши немногочисленные наблюдатели были либо от «Единой России», либо от других провластных партий. Одна из них – женщина средних лет – появлялась на участке отнюдь не каждый день. Другая – молодая девушка – большую часть времени ходила по школе, где проводились выборы, и обнималась с полицейским, дежурившем на участке. Когда в ночь последнего дня голосования у нас случился конфликт с полицейским, она набросилась на меня с обвинениями, защищая своего кавалера. 


Последним наблюдателем был мужчина, знакомый со всем начальством и большую часть времени болтавший с кем-то за пределами участка. Он ничего не понимал в избирательном законодательстве и правилах проведения выборов, но постоянно раздавал указания и делал неуместные замечания. Во время подсчета голосов он всех торопил и мешал комментариями по поводу партий и кандидатов. 


Выборы стали бы для меня настоящим полем боя, если бы членом комиссии с правом совещательного голоса не была корреспондентка «Дождя» Алина Дидковская. Я была уверена, что во время моего отсутствия на участке, там будет кто-то, кто также заинтересован в проведении честных выборов. 


Первые два дня прошли спокойно. Пока мои чаты разрывались от сообщений о возможных фальсификациях на других участках, у нас не было ни аномального количества голосующих на дому, ни наплыва карусельщиков. Единственное: ТИК (территориальная избирательная комиссия) направила нам списки избирателей, содержащие многочисленные ошибки. Одни люди не могли найти себя в списках, другие – обнаруживали в них своих умерших родственников. Но путаница с документами – обычная практика на выборах. Главное, чтобы «мертвые души» были вовремя замечены, а за неголосовавших избирателей никто не расписался.


Вечером второго дня с разных химкинских участков стали поступать сообщения о ручках с исчезающими чернилами. На роликах было видно, как чернила испаряются благодаря соприкосновению с зажигалкой или простому трению. 

Типичный избирательный участок

Полицейские приехали часа через три. Председательница объясняла им, что ручки пришли из ТИКа, что она их тут же выбросила. В это время я проверила мусорные ведра и обыскала тренерскую, ручек нигде не было – вероятно, председательница их просто спрятала. 


На Алину Дидковскую давили, ее обвиняли в провокации. Полицейский, дежуривший на участке, даже бросил в ее адрес гадкое выражение с сексуальным подтекстом, которое я здесь воспроизводить не буду. Мои уверения в том, что пропавшие ручки выглядят точь-в-точь, как из видео с исчезающими чернилами с других участков, никто не слушал.


Ночью, уже после подсчета голосов одну из ручек все-таки нашли в стакане.  Теперь и мне удалось ее проверить. На вид такая ручка выглядит как обычная гелевая – только чернила очень бледные, почти серые. Я смогла стереть несколько букв легким нажимом колпачка.


Все три дня мы внимательно следили, чтобы на участке не было нарушений. Расписывались на сейф-пакетах, переписывали их номера, контролировали их целостность, просматривали книги, где расписывались избиратели, во время подсчета голосов я вела свой пересчет – цифры совпадали. Ничего противозаконного мы не нашли. Единственное, что настораживает: зачем эти ручки? Для заметания следов? Едва ли ручки были закуплены случайно, и реакция предстательницы комиссии – тому подтверждение. 


На нашем участке избирателям выдавалось пять бюллетеней – два в Госдуму, два в Московскую областную и один в Химкинский совет депутатов. По каждым выборам победила «Единая Россия» и кандидаты от нее. На парламентских выборах «ЕР» набрала 33% при явке также около 30%. 


Я могу поверить в эти цифры. За нашим участком закреплен старый жилой фонд, так что электорат в основном - пенсионеры. Они не пользуются интернетом, у них нет информации о кандидатах и программах партий, и они выбирают кого-то знакомого – по крайней мере, «Единая Россия» вложилось в билборды, и лица кандидатов можно было видеть на улицах города. Я убедилась в этом во время надомного голосования. 


В день, предшествующий выборам, я обзванивала пенсионеров по вопросу голосования на дому. Одной из моих собеседниц была лежачая бабушка, которой уже за восемьдесят. Она жаловалась, что сын постоянно на работе, что у внучки развод. При этом она зачем-то рассказала мне, что она «за Путина», что за него обязательно надо проголосовать, «иначе придет Нагульный». Вероятно, женщина целый день лежит дома одна и смотрит телепропаганду. Другая старушка сначала жаловалась на чиновников, а потом спросила: «а где ставить галочку за Единую?». Еще одна женщина-надомница болеет раком, она очень радовалась, что смогла проголосовать, потому что эти выборы могут стать последними в ее жизни. И она тоже голосовала за «Единую Россию».

Сейф-пакет с бюллетенями


В ближайшее время участки в Химках, где фигурировали «волшебные» ручки, будут отсмотрены по камерам, и тогда можно будет сделать выводе о честности голосования на моем участке. 

 

Выборы в России – это проверка на прочность для всех оппозиционеров, решивших принять в них участие. Это касается как кандидатов и их сторонников, так и сотрудников избиркомов и наблюдателей. Каждый день мы работали по четырнадцать часов в условиях жесткого прессинга. 


В воскресенье рабочий день длился двадцать пять часов – на избирательный участок я пришла в семь утра воскресенья, а вышла из него в восемь утра понедельника.

Но, несмотря на все старания, выборы повсеместно были сфальсифицированы. На участках катастрофически не хватало людей, заинтересованных в проведении честных выборов. По моим расчетам, таковых нужно хотя бы двое-трое больше на каждый участок. 


Благодатную почву для фальсификаций подготовили низкая явка и полное отсутствие интереса к выборам у большинства людей. Пока власти сгоняют бюджетников голосовать за «Единую Россию» (я наблюдала их в большом количестве утром пятницы, многие даже просили их сфотографировать для отчетности), противники режима просто не идут голосовать, потому что «все заранее предрешено». 


Наглые вбросы и фальсификации по всей России держатся на нашей пассивности.


Да, политическая борьба не ограничивается избирательными участками, но зачем пренебрегать возможностью хотя бы отчасти изменить расстановку сил в парламенте и местном совете? 


В конце концов, выборы – это способ встретить множество неравнодушных людей и участвовать с ними в борьбе за общие интересы уже по окончании дней голосования.


Акция протеста против фальсификации выборов в Москве




В публикации использованы фото из сети Facebook и личные фото активистов

поделиться

КОММЕНТировать

ТЕГИ ПОСТА

похожие посты

последние посты

«Пришло время быть левее и агрессивнее»

«Пришло время быть левее и агрессивнее»

Оставить отзыв
Анализ и самокритика от немецких левых после прошедших выборов
Читать далее
«Иван Денисович»: разносторонность советского

«Иван Денисович»: разносторонность советского

Оставить отзыв
Новый фильм Глеба Панфилова стоит посмотреть
Читать далее
Кто хочет убрать Салавата Юлаева

Кто хочет убрать Салавата Юлаева

Оставить отзыв
В Башкортостане назревает очередной конфликт
Читать далее
«Заново» на Youtube!

«Заново» на Youtube!

Оставить отзыв
Мы открываем видеоблог «Политика Заново» - встречайте первый выпуск
Читать далее