Станет ли Джо Байден меньшим злом?

Рейтинг 0.00 (0 Голоса)

Если верить массовым американским медиа, бывший вице-президент Джо Байден одержал победу на президентских выборах США. Если верить лагерю нынешнего президента Дональда Трампа и американским марксистам (причудливое переплетение), – без махинаций не обошлось. У меня лично нет доверия ни к одному из кандидатов, ни тем более к их партиям, ни к американской электоральной системе в целом. Но к электоральному сюрреализму русским не привыкать. Что абсолютно очевидно: последствия этих выборов отразятся на рабочем классе Америки и за её пределами, именно это заслуживает нашего предельного внимания. Тем более что политика страны зависит не только от избрания верховнокомандующего, но и от голосования по нижестоящим позициям.


Начнём всё-таки с верхов. Тут важно понимать, что меньшего зла не существует, однако, к сожалению, Америка последние четыре года была очень сильно погружена в культурную войну. Сопротивление Трампу преподносилось в виде “борьбы с фашизмом”, из-за чего большая часть левых, включая “прогрессивных” демократов и демократических социалистов, сплотилась вокруг Байдена. Будто бы и не было нескольких десятков лет его карьеры, в течение которой он активно выступал за урезание социального обеспечения, сегрегационные законы, вместе с Обамой строил систему заточения беженцев. Срок Трампа мог бы быть прекрасным временем для социалистической организации граждан. Но получилось черт-те что, и после некоторого мельтешения, все, от Анжелы Дэвис до Берни Сандерса, барашками выстроились за кандидатом, который практически ничем не отличается от своего соперника:


столь же коррумпированный, столь же мало уважающий людей других классов, этничностей и рас, так же обвиняемый в сексуальном насилии, и даже гораздо более охочий до империализма и жёсткой экономии.


С Трампом всё было более-менее понятно. Он наш очевидный антагонист во многом, да ещё и президент страны с рекордной по миру смертностью от COVID-19. Но, если разбираться по-честному, то, в отличии от Байдена, Трамп по крайней мере прямо обещал не резать соцобеспечение. В делах империализма Трамп тоже проявил себя довольно-таки слабо: обеспечивать поддержку Израилю, давить Иран и в целом мутить воду на Ближнем Востоке, в Африке и Латинской Америке, в конце концов, для президента США – абсолютный минимум. А вот фиаско с захватом власти в Боливии и Венесуэле показывает интригующе низкую эффективность спецслужб при Трампе. В конце концов, его правительство – это лоскутное одеяло одиозных, но просроченных фигур, собранных по остаткам былых режимов, так как “приличные” функционеры не хотели с ним иметь дело. 


Betancur/AFP/Getty Images


Империалистическая машина времён Обамы и Байдена работала гораздо более слаженно, и последствия их военных преступлений будут видны ещё долго, особенно в Западной Азии. После победы Байдена экспансия будет продолжена, как и разнообразный мухлёж с фундаменталистскими организациями в конфликтных регионах. Возможно, ослабятся противоречия с КНР, но американское сопротивление китайскому экономическому доминированию в странах Африки неизбежно. Меж тем, санкции против других привычных подозреваемых, типа Кубы, Венесуэлы и КНДР, скорее всего, усилятся. И, конечно же, ничего хорошего не стоит ждать России: не зря все последние четыре года раздувался “Рашагейт” вместе с новой итерацией Холодной войны. Кстати, хотя оба кандидата имеют связи с националистическими силами в Украине, у Байдена эти связи гораздо крепче, так что на ситуацию в Восточной Европе тоже будет “интересное” влияние. Зато можно предположить, что, пока внимание правительства США переключится на сотрудничество с Европой, у России и Китая будет прекрасный шанс наладить дипломатию и сотрудничество: в конце концов, для прямых соседей это логично и ожидаемо, а крепкое партнерство сможет нивелировать урон от несомненно грядущих санкций.


Пожалуй, активнее всего в агитации за Байдена и против Трампа использовалась дихотомия, связанная с мигрантами. Миграционная политика Трампа активно и заслуженно мусолилась в медиа, но обычно в уравнении упускался тот факт, что лагеря, в которых сажают детей, и всю систему в целом построили именно Байден с Обамой. Предлагалось голосовать за Байдена, чтобы освободить детей из клеток. Байден, вероятно, для проформы предпримет некоторые действия, чтобы успокоить своих сторонников, но разрешения ситуации не предвидится: в этом не заинтересованы демократы, да и решить этот вопрос, как и вопрос с беженцами в Европе, невозможно, пока вмешательство Запада в политику стран, откуда они прибывают, будет все так же влиять на геополитику региона.


С климатом примерно похожая ситуация: Трамп ничего не делал для борьбы за экологию, а Байден, быть может, изменит что-то для галочки, но в целом надежда на столь необходимые перемены слабая. Про нежелание запрещать фракинг (неэкологичный способ добычи нефти и газа путем гидравлического разрыва пласта - Заново) Байден уже сам всё сказал, и его аппарат, судя по всему, будет связан с Нью-Мексико – штатом, в котором в последнее время наиболее активно происходит отъем земли у коренных народов для фракинга. Тем более, что несколько ключевых фигур в его кабинете скорее всего будут тесно связаны с индустрией полезных ископаемых, а в демократической партии недавно снова разрешили получать деньги от нефтегазового лобби – да и сами лоббисты в партии тоже присутствуют, например, в комиссии по бюджетам.


Что касается прав меньшинств, для них разницы от правления Трампа и Байдена тоже особой не будет.


Афроамериканцев продолжат убивать полицейские, квир-сообщество продолжит мучиться от насилия и нищеты, американские индейцы не станут жить лучше и продолжат лишаться своих земель. Зато нам будут показывать победивших на недавних выборах радужных кандидатов в палаты Конгресса и на другие правительственные должности – как доказательство прогресса Демократической партии при любом правительстве.


Одна из этих кандидатов, трансгендерная женщина Сара МакБрайд, была избрана сенатором штата Делавэр. Это бывшая интернка Джо Байдена, он написал предисловие к её мемуарам. Есть ощущение, что МакБрайд будут расчехлять каждый раз, когда надо будет отвлечь внимание от гнетущих экономических реформ в правительстве Байдена.

На домашнем фронте победа Байдена будет означать торжество таких секторов экономики, как IT, финансы и частное здравоохранение, с которыми он очень тесно связан. При том, что оба кандидата коррумпированы донельзя, всё-таки Байден более предпочтителен для больших банков и корпораций. Те “прогрессивные” левые, которые решили смириться с его кандидатурой, много говорят о том, как будут пытаться его “толкать влево”. Это вряд ли получится, зато капитал точно сможет вертеть президентом как захочет. 


На этих выборах случились проблески прогресса: в некоторых штатах избрали в конгресс кандидатов, поддерживающих социалистические программы типа всеобщего здравоохранения.


Впрочем, какой от них толк без поддержки президента и элементарного партийного или сенатского большинства, непонятно. В штате Флорида за поправку о повышении минимальной зарплаты до $15 проголосовало больше людей, чем за любого кандидата в отдельности, хотя воплощать в жизнь её будут долго и со скрипом.

Зато в штате Калифорния проголосовали за так называемую “поправку 22”, по которой приложения типа Uber могут классифицировать водителей как подрядчиков, а не сотрудников, то есть – не обеспечивать им гарантий и компенсаций. Фондовый рынок сразу отреагировал скачком акций IT-компаний. “Поправку 22” создали, помимо прочих, бывшие функционеры в правительстве Обамы, которым сулят места и в правительстве Байдена, а также муж сестры кандидата в вице-президенты Камалы Харрис. Уже идет речь о том, чтобы расширить поправку на другие штаты. Тем самым будет нанесёт непоправимый урон трудовому законодательству США при абсолютной поддержке Демократической партии и кабинета Байдена, причем ослабленные и подчинившиеся корпоративной воле профсоюзы ничего не смогут этому противопоставить.


Байден определенно представляет партию затягивания поясов. Если в Конгрессе не будет явного преимущества ни у республиканцев, ни у демократов, то сложится замечательная картина для фондового рынка. С обеих сторон уже были озвучены мнения о том, что кабинет Байдена в таком случае будет формироваться исходя из соображений партийного взаимодействия, что ещё сильнее отдаляет и без того смутную перспективу “левого влияния” на Байдена. Никаких налогов для Уолл- стрит, зато к моменту вступления Байдена во власть ещё более ослабленную экономику обрекут на строжайшие меры. Ими будут довольны обе партии, потому что прогрессивных политиков в демократической партии почти нет, а имеющиеся вызывают существенные подозрения: слишком уж охотно встают в шеренгу.


И если учесть, что борьба с “оранжевым злом” (то есть с Трампом) и внутренние манипуляции внутри Демократической партии, которые помогли избежать выдвижения Берни Сандерса от ее лица, абсолютно нивелировали почву для самоорганизации социалистов и рабочих, то ситуация перед нами плачевная. Поражение Байдена могло – хотя и с большой натяжкой – в очередной раз обнажить несостоятельность Демпартии и привести к сдвигу влево или к консолидации сил вокруг независимого кандидата (вариант: кандидата от третьей партии).


Но теперь есть ощущение, что при президентстве Байдена, в результате ппандемийной рецессии, ухудшающихся климатических условий и последующих жёстких экономических мер народ взвоет, и полезет, увы, не на баррикады, а голосовать за теперь уж абсолютного фашиста, которой безусловно появится на горизонте.


Тем более, что в отсутствие привычного образа врага в лице Трампа, пинки в эти четыре года будут доставаться именно социалистам, что ещё сильнее обострит и без того грустное положение рабочего класса. Вкупе с продолжением культурных войн, которые усиливают отчуждение и всё больше снижают у американцев способность к адекватному восприятию своих материальных условий, станет окончательно невозможно понять, что фашизм определяется в первую очередь экономическими мерами, а не культурными маркерами. А то, что на выборах 2020 года в разных регионах на разные позиции были избраны кандидаты-представители ЛГБТКИА+ коммьюнити – независимо от их политических воззрений – будет восприниматься как большой шаг вперед для местной политики, но как малое утешение для человечества.


Когда наступал 2020-й год, и интернет пестрел мемами о возвращении "ревущих двадцатых", мало кто думал, что 20-е, помимо красивых платьев, известны ещё и испанским гриппом, и Великой депрессией. Так, глядишь, и до повторения 1930-х докатимся, а там, сами знаете, вообще всё грустно.


Катя Казбек - главный редактор Supamodu, писатель и переводчик, живёт в Нью-Йорке



поделиться

КОММЕНТировать

последние посты