За какую Беларусь?

Рейтинг 5 (6 Голоса)

Уже более года прошло с начала политической революции в Беларуси. Несмотря на разгул реакции, продолжающиеся аресты, смерти политзаключённых, ужесточение репрессивного законодательства, работу бешеного конвейера по производству «липовых» уголовных и административных дел, то тут, то там происходят одиночные вспышки недовольства и показательные демарши.


За последние несколько месяцев обыски прошли у десятков журналистов и активистов, многие независимые СМИ признаны экстремистскими, более 50 НГО были лишены регистрации по политическим мотивам. Но сердце протеста продолжает слабо биться, призрак 2020-го не даёт покоя власти, заставляя идти на всё более и более радикальные и вызывающие оторопь шаги: принудительная посадка самолёта Ryanair с оппозиционным блогером на борту, искусственно нагнетаемый белорусскими властями миграционный кризис, попытка принудительной депортации белорусской легкоатлетки Тимановской с Олимпиады в Токио. И самое главное — нескончаемый поток агрессивной пропаганды и бесконечные попытки Лукашенко что-то кому-то досказать: то ли своему электорату, то ли вертикали, то ли самому себе.


Оппозиция в существующих условиях работает в режиме выживания и все актуальные требования демократических сил сегодня сводятся к прекращению репрессий и восстановлению законности. Но за всем этим совершенно затерялся самый главный вопрос: за какую Беларусь выступают сторонники и противники перемен?



Неолукашизм: неолиберализм и авторитаризм «на максималках»



 Ещё в октябре 2020-го года, даже когда стало очевидным, что протестная волна понемногу идёт на спад, вождь режима посетил политзаключённых в СИЗО КГБ и обсудил с ними… новую конституцию, тем самым фактически признав, что все эти люди находятся в тюрьме по политическим мотивам, хотя ранее сам называл их «уголовниками». После чего государственная пропаганда несколько месяцев трубила о созыве Всебелорусского народного собрания (ВНС), где должна «решиться судьба страны».


В итоге, на ВНС, которое на этот раз выглядело как съезд бюрократии даже без попытки сымитировать «всенародное представительство», был просто-напросто констатирован факт: «контрреволюция победила» — и никакой позитивной повестки.


В мае текущего года Лукашенко попытался увековечить выстроенную им систему и издал Декрет №2 «О защите суверенитета и конституционного строя», который предусматривает передачу власти Совету Безопасности и немедленное введение чрезвычайного положения в случае гибели президента в результате действий насильственного характера.

Александр Лукашенко играет в хоккей с Владимиром Путиным, Сочи, 2014 г.



Очевидно, что действия и заявления режима совершенно не коррелируют между собой. С одной стороны, противники перемен трубят победный марш и устраивают символические шабаши, а с другой  власть придержащие вынуждены заниматься активной имитацией политических реформ и обсуждения проекта новой конституции, тем самым признавая, что система не сможет выжить без трансформации, хотя бы и косметической.


Невзирая на то, что на первый взгляд все действия белорусских властей направлены на простую консервацию существующего положения и может показаться, что программная составляющая выражена слабо, вполне возможно вычленить те позиции, которые отражают взгляд бюрократии на дальнейшее развитие Беларуси.


Основным документом, который очерчивает контуры неолукашенковской Беларуси является проект новой конституции. Примечателен он тем, что фактически закрепляет и без того давно проводимую неолиберальную экономическую политику в сочетании с авторитаризмом «на максималках».


К примеру, в упомянутом проекте, в отличие от действующего варианта, отсутствует пункт о гарантированном бесплатном медицинском обслуживании — порядок её оказания будет «определяться законом», что создаёт неопределённое поле для интерпретаций. Подобные корректировки нельзя назвать неожиданными, так как в конце 2020-го года, даже когда в условиях острой фазы политического кризиса введение антисоциальных мер можно было сравнить с выстрелом в собственную ногу, прорежимные СМИ начали раскручивать тему о сокращении декретного отпуска.


Что касается реформ политической системы, то в проекте новой конституции закреплено, что одно лицо не может занимать должность президента более двух сроков, а президентские полномочия значительно урезаны. Компенсируется такой «разгул демократии» приданием упомянутому ранее Всебелорусскому народному собранию конституционного статуса и созданием Президиума — постоянно действующего органа при ВНС. Само же ВНС избираться будет косвенно, его делегатами автоматически станут избранные депутаты всех уровней, т.е. лица стерильные - прошедшие так называемый административный фильтр. Президентом же сможет стать только лицо достигшее сорока лет и никогда не имевшее вида на жительство в иностранном государстве, что, по сути, является новым избирательным цензом.



Если на референдуме будет принята новая конституция, то это будет фактически означать бегство государства из социальной сферы и вариант для Лукашенко «уйти не уходя». То есть сможет сохранить реальную власть и даже увеличить свои полномочия, просто пересев в другое кресло.

  


«Новая Беларусь» и её адепты



В последнее время белорусскую оппозицию принято соотносить с фигурой экс-кандидатки в президенты Светланы Тихановской и Координационным советом (КС), который называет себя «единственным представительным органом белорусского общества».



Однако нужно понимать, что «белорусская оппозиция»  отнюдь не является монолитом - она представлена политическими силами с очень разной идеологией и разным видением будущего страны. Ассоциировать массовое народное движение, сформировавшееся в мае — августе 2020 года с политической программой Тихановской и её команды не представляется возможным.

Официальная встреча Джо Байдена со Светланой Тихановской, Белый Дом, США, 2021 г
.

Конечно, все участники движения требовали проведения прозрачных выборов и прекращения репрессий, но каждая из социальных групп, вовлечённых в протестное движение, имела свои ожидания от демократических преобразований. Тем не менее, необходимо описать программные установки актуального «протестного мейнстрима», так как, в соответствии с опросом платформы «Голос», более 10% электората в марте текущего года заявили о доверии Светлане Тихановской в вопросе транзита власти.



Сторонники «новой оппозиции» неустанно говорят о «новой Беларуси», которая уже стала своеобразным мифическим местом, где каким-то чудесным образом будут решены все проблемы.


Многие из этих адептов «новой Беларуси» не могут осознать, что мыслить категориями прошлого года уже невозможно. Они как будто застряли на таймлайне, когда улицы были заполнены тысячами протестующих, а крупные промышленные предприятия грозили всеобщей забастовкой.


Вся программа сторонников Тихановской и её команды на сегодняшний день - это уход Лукашенко и проведение новых выборов. В экономической части это больше похоже на «вишлист»: цифровая экономика, поддержка стартапов и даже (вот уж, одолжение!) пересмотр контрактной системы в пользу трудящихся. Интерес вызывает пункт о реформировании социальной инфраструктуры в соответствии с «ценностями и запросами» белорусского общества. Нужно ли говорить, что у наёмных работников и тех, кто извлекает прибыль из их труда, эти запросы разительно отличаются?

Акция протеста в Минске, 2020 г.


К слову, «новая оппозиция» также предлагает свой проект конституции. В нём сделан упор на закрепление тех демократических прав и свобод, которые систематически попираются действующей властью. При этом в нём отсутствует право на отзыв депутатов и сохраняется должность президента, а вопросы социальных гарантий и трудовых прав недалеко ушли от проекта, предлагаемого официальной конституционной комиссией.



Есть ли альтернатива?


Но не стоит забывать, что выход из сложившегося в Беларуси политического кризиса, в конечном итоге зависит не от Светланы Тихановской или Александра Лукашенко. Единственный субъект, способный перевернуть эту страницу в истории Беларуси – это учителя, врачи, студенты, рабочие и все те, кто живёт от зарплаты до зарплаты. Но могут ли массы довести борьбу за демократию до конца, если не будут уверены, что демократия напрямую связана с их социальными интересами? Готовы ли люди рисковать собой за цифровую экономику и государственную поддержку стартапов?



Демократические силы могут победить только если поставят вопросы о политических и гражданских правах рядом с вопросами о защите трудовых прав и восстановлении социальных гарантий.


Не только свободные выборы и право на свободу собраний, но и сокращение рабочего дня, понижение пенсионного возраста, прогрессивная шкала налогообложения и безоговорочная отмена контрактной системы найма.


Сегодня, демократическое движение переживает, вероятно, самые драматические времена за всю историю белорусской независимости, но, как бы тяжело ни было, выход остаётся один — защищать и развивать независимые профсоюзы, политические партии, правозащитные организации и оказывать посильную помощь пострадавшим от репрессий.


Новая Беларусь должна стать страной для трудящихся, иначе от «старой» Беларуси мы далеко не уедем.


Источник фото - Wikipedia

поделиться

КОММЕНТировать

ТЕГИ ПОСТА

похожие посты

последние посты