«Иван Денисович»: разносторонность советского

Рейтинг 5 (2 Голоса)

В конце сентября в прокат вышла новая экранизация классического произведения Александра Солженицына в режиссерской интерпретации Глеба Панфилова. Содержание ленты комментирует историк Игорь Кузинер.


Прекрасно, когда признанный интеллектуал или деятель искусств живет долго. Во-первых, в таком случае у него есть возможность изменить свои политические взгляды максимальное количество раз, а, во-вторых, мы оглядываясь на его биографическую траекторию, можем увидеть как многие исторические явления, между которыми будто бы вечность, вполне умещаются в одну человеческую жизнь.


Например, Глеб Панфилов. Режиссер родился в 1934 году в свежепостроенном советском Магнитогорске. В городе, который советолог Стивен Коткин в своей классической работе изобразил квинтэссенцией новой и в тоже время укорененной в европейском Просвещении сталинистской цивилизации.


Глеб Панфилов - режиссер, прошедший многие этапы культурного становления СССР и России.



В середине 1950-х Панифилов занимал высокий пост в свердловском обкоме ВЛКСМ и снимал агитационные советские фильмы. В 1966 Глеб Анатольевич снял свой лучший и по-настоящему новаторский полный метр «В огне брода нет» — о простых солдатах и солдатках Гражданской войны, молодых людях, для которых любовь и революция синонимичны и не могут существовать по отдельности. Пройдет 30 лет, восхищаться героями Гражданской, по крайней мере теми, что в буденовках и без эполетов, станет уже совсем неловко, и Панфилов снимет идиллический фильм про старых героев нового времени «Романовы. Венценосная семья» о последних днях Николая II и его домочадцев. Если пересматривать эти фильмы в обратном порядке то сцена из «В огне брода нет», в которой два старых большевика, Фокич и Игнатьич, с довольным удивлением обсуждают как их однопартийцы расстреляли в Екатеринбурге царя, выглядит какой-то заранее вшитой Панфиловым в единый метатекст тонкой постиронией. Но нет, режиссер предельно серьезен и искренен и в своей непоследовательности. Что, конечно, тоже является признаком принадлежности к советскому/российскому творческому эстеблишменту.


«В огне брода нет» — классика советского исторического кино.



В конце сентября в прокат вышел фильм Глеба Панфилова «Иван Денисович», снятый по почти одноименному рассказу 4-го русскоязычного Нобелевского лауреата по литературе Александра Солженицина. Сюжет не требует детального описания. Синопсис краткого (да и, пожалуй, лучшего) произведения Солженицина, опубликованного в разгар Оттепели с личного разрешения Хрущева, строится вокруг лагерной повседневности заключенного Ивана Денисовича Шухова (он же Щ-854), бывшего бойца Красной армии, попавшего в плен в 1941-м году, бежавшего к своим и приговоренного к 10-ти годам лагерей. Нужно сказать, что пропажа «одного дня» из названия ленты совершенно справедлива. Фильм разрывает тесную хронологию лагерного «Улисса», вбирая в себя сцены военного прошлого Шухова, которые занимают, кажется, не меньше четверти хронометража. 


Как мы знаем из Агамбена, настоящий опыт концлагеря, как частный случай опыта катастрофы XX века, не может быть засвидетельствован или проговорен. Те, кто могли описать его во всей его полноте остались там — в печах Аушвица и вечной мерзлоте Колымы. Расчеловеченные и обреченные «der musulmaner» итальянского антифашиста Примо Леви и «доходяга» русского социалиста Варлама Шаламова погибли, не оставив после себя воспоминаний, а выжили те, кто так или иначе сумел приспособиться к условиям катастрофы.


Таким образом, в отсутствие возможности полностью аутентичного свидетельства, рефлексия о катастрофе способна органично впитать в себя любые, даже совершенно посторонние ей тропы и дискурсы.


Так и «Один день Ивана Денисовича» отличается от фильма Панфилова не только расширенной хронологией событий. Из абсолютно советского литературного произведения сценарист выкачал практически все кроме основной сюжетной конвы: от грузного солженициновского стиля повествования до оттепельных идеологических клише вроде ироничного антирелигиозного пафоса оригинала. Образовавшуюся пустоту Панфилов обставил в духе сегодняшего времени: почти лубочной православной патетикой, вялым антисоветизмом и другими кухонными радостями позднесоветского творческого интеллигента. Впрочем, следует сказать, что вопреки всему 87-летний режиссер, видимо, сам того не желая, добился того, что фильм говорит больше, чем хочет сказать.


Бригада заключенных, в которой работает главный герой, представляет собой сосуд, наполненный индивидами разных национальностей и социального происхождения. Тут есть крестьяне, военные, инженеры, литовцы, латыш и украинец, которому в условиях лагеря странным образом удалось обзавестись телом культуриста. Посыл кажется абсолютно прозрачным. Если историк Юрий Слезкин сравнивал СССР с коммунальной квартирой национальностей, то тут речь идет о своего рода бараке или тюрьме народов. Однако этот образ вызывает в 2021 году совершенно противоположные эмоции. Этот коллектив людей, вместе переносящих трудности, выглядит не тюрьмой, а сплоченной бригадой народов, весьма привлекательной, на фоне постсоветской атомизации бывших союзных республик и роста взаимного замешанного на национализме отчуждении. Где еще будут сообща трудиться и помогать друг другу русские, украинцы и прибалты?

  

Кадр из фильма «Иван Денисович».



Другим примером того, что антисоветизм Глеба Панфилова на самом деле добивается эффекта противоположного задуманному, является одна из финальных сцен фильма. По сюжету в лагерь прибывает новый надзиратель, сын генерала, молодой и амбициозный офицер. Он оказывается приставлен для обучения к старому злобному вертухаю, не вызывающему ничего, кроме отвращения. Под занавес Шухов, которому остается сидеть 10 дней, заступается за больного собригадника, которому светит карцер, и сам рискует угодить в изолятор вместо товарища на те самые 10 дней, что приведет к увеличению его почти истеченного срока. Молодой офицер и старый вертухай уже собираются уводить главного героя, но Шухов падает на колени и просит пощадить его и не добавлять срок. Сын генерала абсолютно хладнокровен и непреклонен, а вот старый надзидатель, скрипя зубами, сжаливается над героем и сокращает срок изоляции на день, что позволит Шухову покинуть лагерь в положенный срок. Такая сцена, кончено, заставляет прийти к логичному выводу: старый вертухай, конечно, сволочь, но те, кто придут на его место будут лишены и той сотой доли эмпатии, на которую были способны их предшественники.

При всех изъянах и проколах, «Иван Денисович» достоин зрительского внимания.



При всех сюжетных изъянах и технических проколах (грязных монтажных склейках и рассинхрона губ актеров с озвучкой), нужно сказать, что фильм оставляет позитивное впечатление. По крайней мере, смотрится он легче и динамичнее, чем читается сегодня оригинал. Исполнитель главной роли Филипп Янковский — талантливый фактурный актер с красивым лицом соседа по лестничной клетке, которое добавляет картине правдоподобной повседневности. Посмотреть фильм следует хотя бы затем, чтобы, продравшись через нагромождения поздне- и постсоветских клише о сталинизме, разглядеть что индивидуальный и коллективный советский опыт содержит гораздо больше, чем просто репрессии, и что его многогранность не исчерпывается пятью заглавными буквами из названия солженициновского «Архипелага».


Кроме того, как бы ни были чудовищны сталинские репрессии, через которые, к слову, прошло огромное количество советских (и не только) социалистов и коммунистов, те, кто пришел на смену старым вертухаям в 1991 году, оказались как минимум не травояднее, чем прежние людоеды. А лишь безъидейнее. 


В публизакции использованы скриншоты из фильмов и фото из Wikipedia

поделиться

КОММЕНТировать

ТЕГИ ПОСТА

похожие посты

последние посты

Играй или умри

Играй или умри

Оставить отзыв
Сбой в южнокорейской мечте, давно переставшей быть южнокорейской
Читать далее
О дивный новый психоделический капитализм

О дивный новый психоделический капитализм

Оставить отзыв
Как возврат психоделиков на легальный рынок изменит капитализм и судьбу чел...
Читать далее
Энергия атомного ядра и солнце коммунизма

Энергия атомного ядра и солнце коммунизма

Оставить отзыв
Прошлое, настоящее и будущее атомной энергетики
Читать далее
12 тезисов об Октябрьской революции

12 тезисов об Октябрьской революции

Оставить отзыв
Значение Октябрьской революции для России и мира
Читать далее