О дивный новый психоделический капитализм

Рейтинг 5 (3 Голоса)

Отношение к психоактивным веществам непрерывно менялось на протяжении всей  истории человечества. Каковы наиболее актуальные тенденции в этой области сегодня? Чего можно ждать от ближайшего – и не очень – будущего? Об этом и не только – журналист Александр Тушкин.


Двери открываются, двери закрываются


В 20 веке человечество раздвинуло границы ойкумены до масштабов, которые наши предки даже не могли себе вообразить. Воля к познанию, вооруженная технологиями, оказалась неудержимой. Человек отправил аппараты в космос – и преодолел границы Солнечной системы. Человек досчитал до числа Грэма – и обнаружил несоизмеримо большие числа. Человек вторгся в строение мельчайших частиц – и научился извлекать энергию их ядер.


И куда бы не проникал его пытливый ум – все открывалось ему. Тогда он заглянул внутрь себя самого и обнаружил там неисследованное пространство невероятной глубины – и отправился туда в поисках ответов на самые важные вопросы. В начале века австрийский психолог Зигмунд Фрейд открыл бессознательное. В 1938 году швейцарский химик, сотрудник компании Sandoz Альберт Хофман синтезировал психоделик ЛСД-25 из алкалоида спорыньи. В 1953 году британский писатель Олдос Хаксли принял четыре грамма галлюциногена мескалина, получаемого из кактуса, под наблюдением психиатра Хамфри Осмонда.


Через год Хаксли написал эссе о своем опыте под названием «Двери восприятия». А через три Осмонд придумал слово «психоделия» для описания религиозно-мистического состояния измененного сознания, вызванного приемом психоактивных веществ. «Термин психоделический можно перевести как «проявляющий разум» или «расширяющий сознание», – писал в своей книге «ЛСД — мой трудный ребёнок» Альберт Хофман.


Так началась эпоха психоделической психиатрии. Хамфри Осмонд стал практиковать лечение от алкоголизма с помощью ЛСД. Британский психиатр Рональд Сандисон совместил прием ЛСД с сеансом терапии, музыки и творчества. В 1955 году он открыл первую в мире клинику, где основным лекарством стала ЛСД. В 1963 году в Мэрилендском центре психиатрических исследований стартовал один из самых авторитетных экспериментов в области психоделической терапии «Спринг Гроув», в ходе которого чешский психиатр Станислав Гроф давал ЛСД больным раком, чтобы они могли смириться со смертью. Кислоту выписывали для лечения шизофрении, социопатии и невроза, ее давали военным. Научные исследования просочились в прессу, после чего широкая публика узнала о новом лекарстве, и голливудские звезды первой величины стали лечиться кислотой от депрессии.


1960-е были эпохой экспериментов



ЛСД должна была стать the next big thing в психиатрии. В тот период вышло более 1000 научных публикаций и состоялось шесть научных конференций о психоделиках, пока в 1962 году американское управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов FDA не наложило ограничение на исследование с использованием ЛСД. Кислота выплеснулась на улицы, превратившись в одно из главных орудий контркультуры хиппи. В 1971 году президент США Ричард Никсон объявил войну наркотикам и подписал акт о контролируемых веществах (CSA).

Закон гласит, что психоделики не имеют «общепринятого медицинского применения», и поэтому их следует относить к наиболее строго регулируемой категории контролируемых веществ. В результате их использование как в лабораториях, так и в клинических испытаниях было de facto запрещено, что создало ловушку: эти препараты запрещены, потому что они не имеют общепринятого медицинского применения, но и исследователи не могут изучать их терапевтический потенциал, потому что они запрещены. Три договора ООН распространили подобные ограничения на большую часть остального мира.



Марихуановая революция


«В 1968 году у Никсона и его администрации в Белом доме было два врага: антивоенные левые и чернокожие. Вы понимаете, о чем я говорю. Мы знали, что не можем сделать незаконными антивоенные взгляды или черный цвет кожи, но заставив общество ассоциировать хиппи с марихуаной, а черных – с героином, а затем криминализировав и то, и другое мы могли разрушить эти сообщества. Мы могли арестовывать их лидеров, проводить обыски в их домах, срывать их собрания и очернять их день за днем в вечерних новостях. Знали ли мы, что лжем о наркотиках? Конечно, знали», – рассказал в 1994 году бывший советник президента по внутренней политике Джон Эрлихман.


Война с наркотиками «вызвала разрушительные последствия для отдельных людей и обществ во всем мире», заявила в 2011 году Глобальная комиссия по вопросам наркополитики. В нулевые годы долговременная демонизация и запрет каннабиса сменились резкой декриминализацией. В освободившееся поле возможностей хлынул частный капитал и образовал легальный рынок со множеством стартапов, в которые стали вкладываться венчурные инвесторы, звезды, крупные финансовые институты и самые обычные компании, которые захотели немного заработать. Наступил период хайпа, финансиализации и чудовищного раздувания рынка, когда марихуаной пытались лечить от всего на свете, включая рак и коронавирус.


В Америке марихуана окончательно стала частью мейнстрима и превратилась в business as usual. В 2021 году только в США продажи легальной марихуаны принесли рекордные 17,5 млрд долларов (нелегальной – более 100 млрд долларов), так как в ходе локдаунов люди стали чаще курить. Национальная ассоциация производителей каннабиса ожидает роста рынка к 2026 году до 41 млрд долларов, что сравнимо с американским рынком крафтового пива. Сейчас американские фермеры обладают крупнейшими посевами конопли, причем в некоторых штатах каннабис вытеснил даже традиционные сельскохозяйственные культуры. 


Рекламный баннер мастер-класса по созданию weed-бизнеса в США


Для описания схожих процессов по отношению к психоделикам применяется термин «новая психоделическая революция» или «психоделический ренессанс», что точнее передает смысл происходящего.



Психоделический ренессанс


В начале нулевых ученые предсказали возвращение психоделиков в науку. Этому способствовало смягчение политики американского управления по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов (FDA), которое раз в несколько лет выдает точечные разрешения на проведение экспериментов с использованием психоактивных веществ. Так ученый-исследователь в области психофармакологии Рик Страссман в начале 90-х неожиданно получил ограниченное разрешение на исследование ДМТ. Частные лонгитюдные исследования, которым удалось просочиться в бюрократические щели, доказали безопасность исследований на людях. В 2013 году вышла книга «Психоделический ренессанс» британского доктора Бена Сесса c аннотацией «Могут ли психоделики сделать для психиатрии то, что микроскоп сделал для биологии, а телескоп для астрономии?» В 2014 году ученые попросили полностью снять запрет на исследования психоактивных веществ. В 2021 году был выделен первый государственный грант на изучение эффективности псилоцибина при лечении табакозависимости.


Новости о возникновении нового рынка привели бизнес в чрезвычайное возбуждение. По данным Business Insider, за несколько лет венчурные капиталисты, среди которых создатель PayPal Питер Тиль и криптоинвестор Майкл Новограц, вложили в психоделики суммарно 139,8 млн долларов. Осенью 2021 года для инвесторов была выпущена прекрасно иллюстрированная инфографика, которая наглядно показывает состояние рынка на текущий момент.


«Будучи некогда рискованной инвестицией, индустрия каннабиса стала одной из самых быстрорастущих возможностей на планете, и уже в 2021 году этот сектор по степени роста превзошел более широкий рынок. Впервые мы наблюдаем, как аналогичная траектория развивается в психоделической индустрии. Разумный капитал движется туда, чтобы воспользоваться возможностью вложиться в технологический прорыв. Несмотря на то, что отрасль находится на ранней стадии развития, потенциал психоделического здравоохранения постоянно растет, и по прогнозам, к 2027 году объем рынка достигнет 10,75 млрд долларов», – пишет американский деловой журнал Fortune. 


Питер Тиль рядом с бывшим президентом США Дональдом Трампом на конференции, посвященной проблемам большого бизнеса



Аналитическое агентство по исследованию рынка Research and Markets увеличило эту цифру до 69,7 млрд долларов. Психоделики представляют гораздо большую рыночную емкость, чем марихуана, так как это целый класс различных веществ, а не одно растение-энтеоген. В докладе агентства, который вышел в марте 2021 года, психоделический рынок сегментируется по веществам: галлюциногены ЛСД и псилоцибин (грибы), ибогаин (экстракт корня ибоги), эмпатоген МДМА (входит в состав экстази), диссоциативы кетамин и ДМТ. А также по потенциальному медицинскому применению: синдром дефицита внимания и гиперактивности, биполярное расстройство, мигрени, болезнь Паркинсона, опиоидная зависимость, расстройства пищевого поведения, болезнь Альцгеймера, алкоголизм, курение, нарколепсия, тревожное расстройство и депрессия.


Депрессия находится в приоритете для психоделических компаний. По данным ВОЗ, от депрессии страдает 3,8% человечества, а два наиболее распространенных психических расстройства – депрессия и тревожное нарушение – наносят ущерб мировой экономике в 1 трлн долларов. Один только объем рынок антидепрессантов составляет 11,6 млрд долларов. При этом многие существующие средства на рынке работают чуть лучше, чем плацебо, или не работают вовсе.


Ключевыми игроками на рынке в докладе названы четыре компании: Numinus Wellness Inc. (рыночная капитализация 144 млн долларов), Mind Medicine (MindMed) Inc. (1,3 млрд долларов), Compass Pathways Plc (1,4 млрд долларов), Johnson & Johnson (428 млрд долларов). Две из перечисленных компаний находятся в Канаде, так как там регуляторная политика по отношению к исследованиям психоделиков намного мягче.


Numinus Wellness – канадская компания, основанная в 1964 году, что делает ее старейшей на рынке психоделиков. Название компании происходит от термина «нуминозность» (лат. numen — божество, воля богов) — понятие, характеризующее важнейшую сторону религиозного опыта, связанного с интенсивным переживанием божественного присутствия. Numinus – это единственная компания, которая обладает статусом партнера Междисциплинарной ассоциация психоделических исследований (MAPS). Numinus разрабатывает психотерапевтические практики с применением психоделиков, в частности лечения депрессии с помощью кетамина. Numinus получила лицензию на извлечение псилоцибина из грибов, а также право на закупку МДМА, ДМТ, мескалина и марихуаны. 


Mind Medicine – это канадская компания, основанная в 2019 году предпринимателем Хамоном Раном, который столкнулся с микродозингом в Кремниевой долине. Mind Medicine вышла на IPO в октябре 2020 года, став первой публичной компанией среди конкурентов на этом рынке. Mind Medicine разрабатывает лекарство от опиоидной зависимости на основе молекулы 18-MC, получаемой из ибогаина, методику лечения тревоги при помощи микродозинга ЛСД, а также получила разрешение на испытания МДМА и ДМТ.


Compass Pathways – британская компания, основанная в 2016 году россиянкой, врачом-терапевтом Екатериной Малиевской и ее мужем. У их сына развилась ОКР и депрессия. Курс антидепрессантов не помог, поэтому Малиевская заинтересовалась псилоцибином. Компания запатентовала формулу синтетического псилоцибина COMP360 в таблетках и способ проведения псилоцибиновой терапевтической сессии для лечения депрессии.


Сеанс псилоцибиновой терапии


Johnson & Johnson – американская компания, основанная в 1886 году. Этот гигант из Большой Фармы – группы крупнейших фармкомпаний – обозначил свое присутствие на рынке психоделиков оригинальным способом. В 2019 в году J&J выпустила на рынок назальный спрей Spravato (Ketanest), основным действующим средством которого является изомер кетамина эскетамин. Пшикалка для носа должна помогать в случае резистентной депрессии и суицидальных мыслей. В интернете за три тюбика (один тюбик 28 мг) просят 960 долларов.


Спрей от Johnson & Johnson – это исключение из правил. На рынке психоделиков действует более 50 компаний, причем две трети из них публичные, но они так и не вывели на рынок ни одного полноценного продукта. Основное препятствие – это ограничения регулятора. Ближе всего к финишной черте подошел МДМА, который сейчас проходит третью, финальную фазу клинических испытаний. В случае положительного исхода западный мир получит новое лекарство от посттравматического стрессового расстройства.


Интерес бизнеса к психоактивным веществам – не случайный рыночный каприз, а органическая связь, которая уходит своими корнями в историю и саму суть капитала.



Spice must flow


В основе мировой рыночной системы лежит торговля оружием, рабами и наркотиками – утверждает американский антрополог Дэвид Гребер. «Последнее, разумеется, относится в большей степени к торговле легкими наркотиками вроде кофе, чая, сахара и табака, однако именно на этом историческом этапе появились и крепкие спиртные напитки и, как все мы знаем, европейцев не мучили угрызения совести за то, что они вели агрессивную торговлю опиумом в Китае», – пишет Гребер в книге «Долг: первые 5000 лет истории». Таким образом, миграция капитала и создание легального рынка психоделиков – это реализация внутренней потребности капитала, который исторически тяготеет именно к этому товару. Как и специи, наркотики удобно перевозить и фасовать, а рынок сбыта и рентабельность при низкой себестоимости производства гигантская.


Возвращение психоделиков на легальный рынок в 21 веке легко объяснить через механизм рекуперации, который был открыт ситуационистами в 60-х годах: капитализм присваивает протестные идеи и превращает их в товар. И если хиппи принимали ЛСД, чтобы бунтовать против системы, то сейчас рабочий класс микродозит, чтобы лучше работать на систему. Чтобы креативить и перформить, чтобы придумать продукт, который позволит стать собственником бизнеса и перейти в класс успешных людей. Как это сделал Стив Джобс, который принимал кислоту в 70-х, а потом основал Apple с рыночной капитализацией в 2,47 трлн долларов, что сделало ее самой дорогой компанией в мире после Microsoft.


В наши дни в поисках вдохновения резиденты Кремниевой долины принимают наркотики в пустыне Невады на фестивале Burning Man, пьют аяхуаску в джунглях и слушают самый популярный подкаст в мире – шоу Джо Рогана о психоделиках. Именно в гостях у Джо Рогана самый богатый человек Илон Маск раскурил косячок, а Майк Тайсон закинулся псилоцибами как горстью орешков. До Руси посконной эти тенденции дошли в виде тренда на мухоморы и Виктории Бони, которая рассказала о личном опыте употребления ДМТ в своем инстаграме


Куда же ведут человечество эти атланты, капитаны индустрии, смелые визионеры? Очевидно, что одной лишь психиатрией бизнес не насытится. 


В 2019 году вышла книга историка из Университета Северной Флориды и эксперта по зависимостям и мировой наркополитике Дэвида Кортрайта под названием «Эпоха зависимости: как вредные привычки стали большим бизнесом», в которой он сформулировал понятие лимбического капитализма. «Это технологически развитая, но социально отсталая бизнес-система, в которой глобальные отрасли поощряют чрезмерное потребление и создают зависимость», – рассказал автор в интервью Vox. Лимбическая область мозга имеет дело с удовольствием, мотивацией, долговременной памятью и другими функциями, имеющими решающее значение для выживания. «Люди не выжили бы без лимбической системы, не смогли бы размножаться, поэтому она развилась. Но это та же самая система, которую корпорации сегодня используют в своих интересах таким образом, что это идет против долгосрочных перспектив выживания», – подчеркнул Кортрайт. 


Лимбическая система во многом отвечает за формирование и проявление эмоциональных реакций


Опасения по поводу эксплуатации бизнесом психоделиков так велики, что основателю и директору наиболее авторитетной исследовательской организации в области психоактивных веществ MAPS Рику Доблину пришлось публично защищать деятельность Compass Pathways, а фактически интересы бизнеса: «Беспокойство, которое вы испытываете в связи с коммерческим развитием психоделиков – относится к критике капитализма, мол, это все про максимальное извлечение прибыли, а не про человеческие потребности, и тут все дело в зарабатывании денег. Я думаю, что это не так... Я думаю, что мы находимся в потрясающей ситуации, где звучит поверхностная критика в стиле «капитализм – это плохо, коммерческие компании – это плохо, потому что они пытаются сделать плохие вещи с психоделиками, чтобы монополизировать рынок». Я не думаю, что это действительно происходит... Так что мое последнее заявление по этому поводу: давайте будем осторожными и давайте посмотрим, что произойдет. Все дело в людях и в том, как это делается». 


Видимо, это плохие предприниматели торговали рабами, оружием и наркотиками, и ими не двигала самая обычная рыночная логика. Есть же хорошие бизнесмены, которые придумывают смартфоны и запускают космические корабли, верно? Как же удостовериться, что психоделической отраслью будут руководить хорошие бизнесмены, а не плохие? Впрочем, позицию Рика Доблина легко объяснить: основанная в 1986 году MAPS существует исключительно на пожертвования от бизнеса. Если он начнет сомневаться в этичности психоделических компаний, то поток инвестиций в его организацию прекратится, и частные интересы в области психоделиков будет продвигать другая контора. 


Давайте поможем Рику Доблину и пофантазируем, что произойдет, если плохие бизнесмены вдруг станут у руля психоделической революции, памятуя, что ради «300% прибыли нет такого преступления, на которое капитал не пошел бы, хотя бы под страхом виселицы».


С появлением легального рынка психоделиков капитал вторгнется в человеческое сознание на глубину, которую не могли себе представить даже самые злобные гении из Facebook, пытающиеся связать выработку дофамина в мозгу потребителя с количеством пуш-уведомлений. Близость психоделической отрасли с техногигантами из Кремниевой долины и приток капитала оттуда сделает это проникновение таким быстрым, что ближайшее десятилетие навсегда войдет в историю человечества как «психоделические двадцатые».


Дофамин – нейромедиатор, количество которого связывают с переживанием чувства удовлетворения



Капитализм использует трансформационный потенциал психоделиков и усложнится. Этот процесс пройдет в три этапа.


Капитал не просто раскроет двери восприятия – он вышибет их и будет продавать входные билеты. Микродозинг из баловства белых воротничков превратится в рутину для рабочего класса. Наркотики будут выдавать прямо на рабочем месте, чтобы повысить продуктивность труда и уменьшить страдания. На рынке появится идеальный продукт, который соединит в себе самые лучшие качества предшественников и не будет вызывать побочных эффектов – сома из книги Олдоса Хаксли «О дивный новый мир», которой поливали толпы митингующих для усмирения протестов и манипуляции сознанием. И это не острый галлюционаторный психоз, а вполне реальная перспектива, которая опирается на исторический прецедент: в 50-х ЦРУ сделало ЛСД ядром секретной программы МК-Ультра для проведения допросов и вербовки агентов.


Затем развитой психоделический капитализм поместит психоактивные вещества в центр потребительских интересов и сделает существование без них крайне затруднительным, то есть таким коммодити, каким стала для нас электронная почта или смартфон. Лучшей иллюстрацией служит «Дюна» Фрэнка Герберта, где без спайса немыслимо само существование человеческого общества, так как наркотик необходим для межзвездной навигации. Кто контролирует спайс – тот контролирует Вселенную.


Кадр из клипа группы Ляпис Трубецкой «Капитал»


На заключительном этапе психоделики по-новому раскроют саму суть капитала как самовозрастающей стоимости. Инфернальная идея бесконечного роста найдет свое выражение в том, что капитал преодолеет границы материальной реальности и колонизирует пространство по ту сторону дверей восприятия. В 2016 году была запущена программа ДМТХ, которая готовит отряды добровольцев-психонавтов для картографирования гиперпространства и встречи с его разумными обитателями – инопланетянами, внеземными сущностями, духами или эльфами из машины. Это настоящие научные исследования, которые проводятся прямо сейчас


На протяжении тысячелетий психоделики заполняли зазор между пальцем Адама и пальцем Бога-Творца на фреске Микеланджело. Психоделический капитализм превратит перст первого человека в руку Мидаса – с известным концом. Так что если вам нужен образ будущего, вообразите коллективный бэд трип, терзающий человечество. Вечно.


В публикации использованы изображения из Wikipedia и социальных сетей

поделиться

КОММЕНТировать

ТЕГИ ПОСТА

похожие посты

последние посты

Играй или умри

Играй или умри

Оставить отзыв
Сбой в южнокорейской мечте, давно переставшей быть южнокорейской
Читать далее
О дивный новый психоделический капитализм

О дивный новый психоделический капитализм

Оставить отзыв
Как возврат психоделиков на легальный рынок изменит капитализм и судьбу чел...
Читать далее
Энергия атомного ядра и солнце коммунизма

Энергия атомного ядра и солнце коммунизма

Оставить отзыв
Прошлое, настоящее и будущее атомной энергетики
Читать далее
12 тезисов об Октябрьской революции

12 тезисов об Октябрьской революции

Оставить отзыв
Значение Октябрьской революции для России и мира
Читать далее