Октябрьский ликбез

Рейтинг 4.75 (4 Голоса)

28 лет назад в России победил путинизм. Победил не с приходом президента Владимира Путина, не с установлением власти «питерского клана», не с началом подавления акций протеста. Путинизм как социальная парадигма сложился в октябре 1993-го, когда команда Ельцина-Гайдара организовала силовое подавление законно избранного парламента, чтобы лоббировать неолиберальные реформы.


Что такое путинизм, какова его формула? Путинизм — это polizeistaat (полицейское государство), контролирующее любые проявление протеста, рыночный фундаментализм в экономике, охранительская идеология крутых вождей и стабильно высокий уровень преступности и коррупции. И возникла эта система не в первой половине «нулевых», ее кровавые роды состоялись в далеком уже октябре 93-го, после чего место имели всего лишь процессы взросления и вызревания, иногда постепенные, иногда не очень.


Эти глубоко травматические для массовой психики события сегодня, выражаясь языком психоанализа, если и не вытеснены в бессознательное, то по крайней мере полузабыты. Официальные СМИ делают сдержанные ремарки: дескать, конечно это было ужасно, то что еще оставалось делать в той ситуации, надо было спасать страну от гражданской войны и так далее.


Гораздо более живой интерес октябрь 93-го вызывает, конечно же, в оппозиционном лагере: традиционные российские ультралибералы машут руками и кричат о «коммунно-фашистском мятеже», с благодарностью вспоминают Билла Клинтона и лично Бориса Николаевича, в общем, в обычной своей старческой манере воспроизводят правую риторику начала 90-х. Лучшие либералы вроде Александра Скобова говорят о 93-м как о термидоре демократического движения, об утверждении власти Ельцина как он реванше советской номенклатуры и о крахе идеи правового государства в России. Что, следует согласиться, довольно близко к действительности.

Да, разумеется, Ельцин и его кабинет министров были плоть от плоти советской системы в самых худших ее бюрократических проявлениях. Но каково было социальное содержание тех событий? Чтобы лучше разобраться в этом вопросе рекомендую книгу Наоми Кляйн «Доктрина шока: расцвет капитализма катастроф», в частности главу «Костер для новой демократии».


Западный социолог, которую сложно упрекнуть в личных политических пристрастиях, анализирует процессы начала 90-х, и приходит к абсолютно недвусмысленным и кристально-прозрачным выводам. Удивительное чувство испытываешь при прочтении ее книги — видишь перед собой неприкаянного трезвого западного интеллектуала, который какое-то время разбирается в сумасшедшем доме российской политики, а потом бьет себя по лбу и говорит: «господи, да здесь же все ясно как день! » Да, действительно, ясно. Тем не менее, текст Кляйн изобилует фактическими неточностями, так что лучше изложить ее взгляд с некоторыми корректировками.


Перестройка была противоречивым процессом, локомотивом ее была все та же бюрократия из числа «красных директоров», которая не смогла прийти к вершинам власти, но в какой-то момент увидела для себя шанс в расширении свобод и рыночных реформах. Но сама по себе эта прослойка не смогла бы свернуть режим без вовлечение более или менее массового движения, без опоры на недовольных режимом рабочих, студентов, пенсионеров. Произошла, как говорит Славой Жижек, «реставрация в форме революции» — огромное количество людей совершенно искренне боролось за свою свободу и хотело свободы, но свобода их балансировала на грани закабаления.


В итоге, после успешного подавления ГКЧП, в политической жизни России сформировалось два тренда: Съезд народных депутатов, состоящий из пестрого набора деятелей — порождение политического бульона 90-х, и команда Ельцина, в тот момент твердо осознавшая свою связь с крупным западным капиталом и в частности ВМФ. Цели последней группы были совершенно конкретными: «шоковая терапия» по образцу Чили, Боливии и Польши и превращение России в свободную зону для корпораций.


Сейчас российским властям привычно бравировать показной антиамериканской квасной риторикой, а тогда, в начале 90-х, молодая российская буржуазия могла встать на ноги только с помощью глобального бизнеса. Существование в закрытой банке Советского союза не имело смысла — свежеиспеченные российские магнаты хотели жить как западные миллиардеры, отдыхать как западные миллиардеры и иметь счета в швейцарских банках. Для этого нужен был контракт с глобальным капиталом. А контракт этот, при условии главенствовавших тогда на Западе неолиберальных сил, был возможен только при условии «шокового сценария» — моментальной либерализации торговли и ковровой приватизации всего и вся.

Причем, о резком падении уровня жизни громадного большинства населения было прекрасно известно. Последний буквально за несколько лет до этого имел место в соседней Польше. Кроме того, все понимали, что такой стране как Россия план «чикагских мальчиков» грозит этническими конфликтами и взлетом криминала — как, в итоге, и случилось, но, как говорится, nobody cares.

Уличная торговля стала одним из основных средств выживания для многих бывших советских рабочих



«Шоковая терапия» доказала свою крайнюю эффективность, а в случае выбора более мягкого сценария действий могли возникнуть трудности в виде, к примеру, своевольных политических лидеров и социальных движений. Представьте, что на вас нападают в темном переулке. Что эффективнее — ткнуть противника пальцем в живот или ударить его по голове чем-нить очень тяжелом? Тем более, если что-то очень тяжелое имеется под рукой? Так же рассуждали и представили глобальных бизнес-структур в начале 90-х. Гораздо лучше разрешить сложную ситуацию одним ударом.

Но исторический процесс всегда имеет свои конкретные последствия, нравится это кому-нибудь или нет. Перестроечная вольница вылилась в ультрадемократическую даже по европейским меркам парламентскую структуру — Съезд народных депутатов, который, собственно, и привел Ельцина к власти, выставив его в качестве основного своего публичного символа во время конфликта с ГКЧП.


Съезд, в отличие от жестко проельцинской исполнительной власти, имел ввиду не только перспективу создания ультралиберального капитализма и опирался на очень разные слои населения. Нет, конечно же, нельзя говорить, что он имел социальной базой трудящихся и выражал интересы рабочего класса. Съезд, как и защитники Белого Дома в 1993-м, как и многие другие постсоветские политические проекты, был лицом бесформенной деклассированной массы, которая возникла в результате разрушения экономики такого и без того непростого общества как СССР. Большинство представителей этой массы — бывшие рабочие, директора магазинов, кооператоры, инженеры, военные — ни в чем не были уверены и даже не знали, кем они будут завтра, но основной удар неолиберального штурма пришелся именно по ним.


Всегда выходит так, что самые важные события в нашей стране происходят осенью. Летом, должно быть, все или загорают или пьют. В октябре 91-го Ельцин объявил о либерализации цен. «Началось». Резкое обесценивание денег и сокращение субсидий привело к тому, что как минимум треть россиян оказалась за чертой бедности, а уровень потребления среднего гражданина России снизился к 92-му году примерно на 40%.


Организованные преступные группировки выбрались из подполья и контролировали улицы в таких больших городах как Петербург, Казань, Пермь. Во многих местах в провинции криминалитет открыто пришел к власти — выражение «смотрящий за городом» стало речевой нормой. В рассказе Пелевина «Святочный киберпанк» почти без прикрас описана ситуация такого городка в глубинке, обязательно почитайте.

Лидера Тамбовской ОПГ Владимира Кумарина в 90-е называли теневым губернатором Петербурга


Естественно, люди были в буквальном смысле шокированы происходящим. После стольких лет стояния в очередях и надежд на лучшую жизнь на них наваливается такое! Критика либерализации цен прозвучала со стороны законодательной власти уже весной 1992-го года на 6-м Съезде народных депутатов.


Следует заметить, что после разгона ГКЧП Съезд даровал Ельцину особые полномочия, сравнимые с императорскими — президент мог проводить новые законы и экономические инновации без ратификации в парламенте. Особые полномочия должны были действовать до 1 декабря 1992 года. На 7-м Съезда народных депутатов большинство Съезда подвергло критике политику Ельцина с гораздо большей настойчивостью и потребовало отменить особые полномочия. Формально Ельцин согласился сложить полномочия, предложив Егора Гайдара на пост председателя Совета Министров. Кандидатура Гайдара не прошла, и это было началом войны.


Следующий этап конфликта проходил весной 1993-го, когда Съезд дал понять Ельцину, что его новый проект Конституции, подразумевавший президентскую республику не получит хода. Началось противостояние по линии парламентская республика — республика президентская. Далее последовала жесткая борьба — Ельцин издал указ ОПУС — «особый порядок управления страной», который означала повторное наделение диктаторскими полномочиями президента.


Конституционный суд признал действия президента незаконными и усмотрел в них основания для отстранения от должности. В ответ на все это очередной срочный Съезд инициировал попытку импичмента, которая почти удалась — за отставку Ельцина проголосовало 617 депутатов при необходимых 689. Далее атмосфера еще более накалилась, демонстрация противников исполнительной власти 1 мая в Москве была жестко подавлена ОМОНом, группа Ельцина все-таки опубликовала «президентскую» конституцию, после чего Ельцин отстранил от должности «про-съездного» вице-президента Руцкого. Верховный совет законности таких поступков президента не признал.


Двоевластие — вот универсальный рецепт любой революционной ситуации. Вопрос только в том, какая из существующих форм власти победит. К осени 1993-го года исполнительная и законодательная власти в России действовали почти автохтонно.  21 сентября Ельцин подписал указ о прекращении деятельности Верховного Совета и Съезда — естественно, противоречивший действовавшей Конституции — и началось уличное, вооруженное противостояние.


Народные депутаты готовятся к обороне



Опираясь на лояльный правительству офицерский состав Ельцин просто разогнал и расстрелял парламент. Кляйн и некоторые другие публицисты называют Ельцина «русским Пиночетом» и с таким сравнением сложно спорить. В защите парламентской республики принимали участия многие политические силы и простые москвичи — по некоторым подсчетам, число жертв составило 1000 человек. Пострадали и прохожие. Почитайте «Очень своевременную повесть» Александра Тарасова — там есть очень красноречивые описания по крайней мере некоторых из них:


Альенков Сергей. 18 лет. Студент. Убит 4 октября 1993 года в районе Дома Советов. Огнестрельное пулевое ранение в спину из крупнокалиберного пулемета БТР.


Артамонов Дмитрий. 17 лет. Убит утром 4 октября 1993 года у Дома Советов в Студенецком переулке у дома № 6. Множественные огнестрельные пулевые ранения в голову, шею и грудь. На теле следы избиений в виде больших областей с кровоподтеками (избит).


Веревкин Роман. 16 лет. Учащийся техникума .Убит 4 октября 1993 года в районе Дома Советов .Расстрелян в спину: множественные огнестрельные пулевые ранения в затылок, спину, шею, руку .


Виноградов Евгений. Студент Индустриального техникума г. Москвы. Много читал. По истории военной техники делал подборки материалов .Собирал марки. Занимался в авиаклубе. Смертельно ранен 4 октября 1993 года в районе Дома Советов в Глубоком переулке .Умер в 15-00 в больнице им. Боткина. Пять огнестрельных пулевых ранений одной очередью в спину . Перед расстрелом был разут, сняты кроссовки — носки в грязи (шел без обуви).


Денискин Андрей. 25 лет. Убит 4 октября 1993 года в районе Дома Советов.Утром на улице Новый Арбат ранен в плечо, затем избит и добит выстрелом в голову.


Денисов Роман, 15 лет. Учащийся 10 класса средней школы № 981 Красногвардейского района г. Москвы. Был членом Совета школы. Увлекался историей, москвоведением. Посещал археологический и краеведческий кружки при Государственном историческом музее в г. Москве. .Мечтал поступить в Свято-Тихоновский богословский институт в г. Москве.Стремился быть свидетелем и хронистом современной истории России. По событиям 19-21 августа 1991 года в г. Москве вел бюллетень, находящийся в настоящее время в Музее революции России. Убит между 9-00 и 10-00 в Капрановском переулке. Огнестрельное пулевое ранение в бок пулей со смещенным центром тяжести. Выстрелом перебит позвоночник. Скончался от полученного ранения, так как бригада скорой помощи прибыла только через 6 часов.


Иванов Олег. 17 лет. Учился в 10 классе. Увлекался авиа- и судомоделизмом. Был призером многих соревнований по авиа- и судомодельному спорту. Убит 4 октября 1993 года у Дома Советов. Огнестрельные пулевые ранения груди и плеча. Одежду родственникам вернули без обуви.


Курышева Марина,16 лет. Закончила среднюю специальную школу с углубленным изучением английского языка. Поступила на юридический факультет Международного независимого эколого-политологического университета в г. Москве. Много читала. Очень любила животных.Убита 4 октября 1993 года недалеко от Дома Советов. Смертельно ранена выстрелом в шею. Скончалась в больнице.


Обух Дмитрий. 18 лет. Студент 2-го курса Российской академии живописи, ваяния и зодчества. Закончил школу № 60 г. Москвы с углубленным изучением английского языка и художественную школу на Кропоткинской. Увлекался классической музыкой и джазом. Много читал. Убит 4 октября 1993 года в районе Дома Советов. Огнестрельное пулевое ранение в голову с близкого расстояния (расстрелян), по характеру поражения — разрывной пулей.


В защите парламента принимала участие самая разнообразная компания политические групп, в том числе левые и националисты. Участие последних всегда особенно акцентируется либералами, что особенно забавно в свете последних протестов (имеются в виду Болотные протесты — прим.), когда именно либеральные силы настаивали на тесном альянсе с ультраправыми и призывали позабыть о всех политическим разногласий во имя свержения диктатуры .На самом деле пестрый характер республиканского — думаю, вполне можно называть его так — движения в октябре 1993 года вполне согласуется с расхлябанной и атомизированной социальной структурой постсоветского общества, которое утратило четкие классовые контуры.


Бывших советских бюрократов Руцкого и Хасбулатова сложно назвать лидерами этого движения, они ничего не решали и не руководили массами, скорее, они были символами противостояния группе Ельцина, причем довольно случайными символами.


Как я уже и говорил, сложно называть это движение «пролетарским» или полностью соответствующим интересам людей труда. На тот момент сохранение парламентской республики и заморозка шоковых реформ была меньшим из зол. Да, обе властные группировки были нацелены на построение капитализма, но для огромного количества людей между капитализмом и капитализмом есть большая разница .Возможно, если бы удалось избежать обнищания и войны в Чечне, то Россия избежала бы тотальной деполитизации и разочарования обывателя в публичном действии как таковом .Россия не стала бы в итоге полигоном небытия в плане политического мышления и политического действия.

Военные действия на улицах Москвы


Но неолиберальный удар и установления новой диктатуры взамен советского номенклатурного режима было слишком сильной травмой, которую на лексиконе клинической психологии можно описать как double bind, двойное потрясение — «при коммунистах было плохо, свергли коммунистов, пришли демократы, стало еще хуже». В результате россиянин перестал верить в политическое как таковое, «политика» стало в России словом ругательным.


Все дальнейший события — приемник Путин, вертикаль, закручивание гаек — заложены в октябре 1993-го как облик человек заложен в молекулярной структуре ДНК . Борьба между умеренно-леволиберальным и корпоративистским, олигархическим сценариями закончилась полным торжеством спекулятивного капитала и его неолиберальной стратегии.


Именно в 93-м силовики и чиновники поняли, что им позволительно все и именно в 93-м массовый человек уяснил, что его хата с краю. Именно тогда в нашей стране победил путинизм. Нет, я не делаю каких-либо конкретных политических выводов относительно прошлого, настоящего или будущего политического протеста в России. Этот текст — скорее ликбез, а не попытка выработки стратегии или сколь бы то ни было оригинального анализа. Но на фоне сплошной стены молчания, иногда нарушаемой приступами вранья, понимаешь, что нужны и ликбезы.

Лояльные Ельцину военные уничтожают символику защитников Верховного Совета



(прим: впервые опубликовано на anticapitalist.ru в 2013 году). 


Использованы фото из социальных сетей и Wikipedia

поделиться

КОММЕНТировать

ТЕГИ ПОСТА

похожие посты

последние посты

«Пришло время быть левее и агрессивнее»

«Пришло время быть левее и агрессивнее»

Оставить отзыв
Анализ и самокритика от немецких левых после прошедших выборов
Читать далее
«Иван Денисович»: разносторонность советского

«Иван Денисович»: разносторонность советского

Оставить отзыв
Новый фильм Глеба Панфилова стоит посмотреть
Читать далее
Кто хочет убрать Салавата Юлаева

Кто хочет убрать Салавата Юлаева

Оставить отзыв
В Башкортостане назревает очередной конфликт
Читать далее
«Заново» на Youtube!

«Заново» на Youtube!

Оставить отзыв
Мы открываем видеоблог «Политика Заново» - встречайте первый выпуск
Читать далее