Что нам делать с Победой?

Рейтинг 5 (4 Голоса)

Калининградский журналист Иван Марков ведет тг-канал «Красный фронтовик», посвященный истории Красной армии и европейского антифашистского движения.  Это одна из важных попыток изучать и сохранять наследие Победы, не отдавая его в руки идеологов нынешнего режима.


– Откуда интерес к теме войны? Из антифашизма в молодости? 


– Если речь о Великой Отечественной, то с детства. Думаю, тут нужно сказать спасибо семье и сельской школе, в которой я учился, фильмам и книгам. К тому же, с моим дедом-фронтовиком Владимиром Ивановичем Марковым связаны очень теплые воспоминания. Он, конечно, о войне рассказывать не любил, как и его друзья, однако кое-что после долгих уговоров удавалось из него вытянуть. Я, понятное дело, ждал каких-то героических рассказов и всегда удивлялся, когда получал по большей части бытовые истории. Это ведь только с возрастом приходит понимание таких сложных вещей. Владимир Иванович был старшим сыном, и когда война началась, ему всего 16 стукнуло. А на фронт его призвали, когда пришла похоронка на отца Ивана Трофимовича. Что касается уличного антифашизма, то он оттуда же.


Мне всегда думалось, что быть зигометом в России – это дно дна, полнейший зашквар.


А поскольку у многих нацистов, как мне казалось, эту дурь убеждением или какими-то логическими схемами из головы удалить невозможно, то в ход шли аргументы вроде арматуры или гвоздодера. К слову, в середине нулевых эти средства действительно оказались чудодейственными.

Георгиевскому кавалеру Захару Петровичу Романову подстригают усы, видимо, перед вручением только что учрежденного ордена Славы 3-й степени. Осень-зима 1943 года. Фото Натальи Боде,


– Власть использует память о Победе в своих интересах, красная оппозиция противопоставляет этому некую консервированную героику с другим политическим знаком. У кого-то просто навязли в зубах игры с символами и пляски вокруг (по большей части уже ушедших) ветеранов. Есть альтернатива всему этому?


– Думаю, что есть. Меня, если честно, многие высосанные из пальца ритуалы тоже сильно напрягают. В том же Калининграде, например, какие-то оголтелые собачники не первый год пытаются провести в центре города «Лохматый полк». Мол, пустите нас на парад, ведь собаки за нас кровь проливали. В чьем-то воспаленном мозгу время от времени рождаются идеи вроде парада детсадовцев или реконструкции сожжения белорусской деревни. С фильмами та же беда. Скажем, «На Париж» с Певцовым это идеальная картина для воспитания циничного тролля, а ведь такого дерьма успели наснимать тонны. При этом есть готовые сюжеты из реальных военных документов, есть масса неэкранизированной пылящейся на полках лейтенантской прозы…


Альтернативу выжиманию из Победы последних соков может подсказать лишь само общество, и оно эту альтернативу рано или поздно нащупает.


Конечно, ставить во главу угла лишь память о Великой Отечественной войне сегодня странно. Пока не будет других поводов для гордости, для здорового патриотизма, общая ситуация не перестроится. Тут никакая низовая активность не поможет.


– Какие задачи у твоего канала?


– Собственно, и название «Красный Фронтовик» объединяет две темы – Красная армия и европейский антифашизм, так как боевая ячейка немецких коммунистов называлась Союзом красных фронтовиков. Первое направление – это, наверное, что-то вроде попытки доступным языком объяснить, с чем столкнулась страна в 1941 году. Временные рамки у меня с 1917 до конца сороковых. Там есть и про становление РККА в выпотрошенной войнами стране, и про репрессии конца 30-х, и про иллюзии быстрой победы, и про ошибки и удачи военного руководства. Но основное внимание – личным историям. Героическим и не очень.


– Опасаешься ли декоммунизации в России? Или она уже здесь?


– Она у нас с перестроечных времен процветает. Причем, в ее запуске поучаствовали даже некоторые писатели-фронтовики, вроде Виктора Астафьева или Николая Никулина. Но тут психовать бесполезно. Нужно лишь ждать зрелости нашего общества. Здесь должна быть избитая фраза про Францию и ее переосмысление своей революции. Смешно, конечно, что за границей революционную Россию уважают крепче, чем внутри нашей страны. Можно сравнить с тем, как деревенский житель начинает любить и уважать знакомые с детства наличники, только уехав в город.

Семья встречает сына с войны. Ташкент. 1946 г.


– Чем интересны в социокультурном и политическом плане Калининград и область? Как ты, кстати, там оказался?


– Оказался тут из-за девушки в 2010 году, но это уже личная и никому не интересная история. Что же касается территории, то меня зацепило сразу несколько моментов. Во-первых, я родился в поселке, центр которого был затоплен Рыбинским водохранилищем, а сам этот поселок до войны относился к Мологскому уезду. Молога тоже на дне водохранилища, ее не существует, это трагическая история в том числе и моих предков.


Кенигсберг – это та же Молога. Это город, которого нет.


В его историческом центре появилась другая архитектура, в домах живут люди, которые говорят по-русски, а не по-немецки. В общем, эта параллель Молога-Кенигсберг почему-то постоянно в моей голове. И мне это даже приятно осознавать, потому что есть какое-то подсознательное родство с территорией, на которую я переехал.

Взятие Кенигсберга.
Фото с канала Красный фронтовик


Во-вторых, мне интересен сам момент преобразования Кёнигсберга в Калининград. Дело в том, что я сейчас занимаюсь большим проектом по сбору историй первых переселенцев, то есть тех, кто приехал сюда в конце 40-х. Там тоже масса тяжелого, трагичного и оттого очень интересного. В-третьих, о Кенигсберге еще во время войны родился устойчивый миф как о «логове фашистского зверя», «колыбели прусского милитаризма». Так как я копаю тему немецких антифашистов, то нахожу их истории и в Восточной Пруссии. Те же калининградцы не знают, например, что в этом городе в начале 30-х был район, который назывался «Маленькой Москвой». В нем жили преимущественно сторонники коммунистической партии Германии, и на его улицах были наиболее жесткие столкновения с нацистами.


– Как будешь отмечать день Победы?


– Обычно в этот день я работаю. Бывает, что выезжаем с товарищами на уборку воинских захоронений (на 9 апреля – это день штурма Кёнигсберга – тоже практикуем). В этот раз проведу день с семьей, созвонюсь с родителями...



Фото на обложке – красноармейцы с аккордеоном празднуют победу в Сталинградской битве на площади Павших борцов. Взято с канала «Красный фронтовик». Автор Георгий Зельма.
.
Вопросы – Кирилл Медведев


поделиться

КОММЕНТировать

ТЕГИ ПОСТА

похожие посты

последние посты