«Люди перестали ворчать и плакать...»

Рейтинг 5 (2 Голоса)

Ежедневные акции в поддержку бывшего губернатора Хабаровского края Сергея Фургала проходят уже 130 дней. Об истории и причинах такого редкого упорства – в репортаже Евгения Мотлохова. 


Почему начались протесты в Хабаровске


«Свободу! Свободу!» – скандирует толпа в несколько сотен человек на площади Ленина в Хабаровске. «Граждане, вы принимаете участие в несанкционированном публичном мероприятии в форме митинга», – говорит в мегафон полицейский, который с группой сопровождения в пять сотрудников обходит толпу. Завершает какофонию музыка из площадных громкоговорителей – «На дальней станции сойду. Трава по пояс …» В таком звуковом сопровождении проходил 127-ой день хабаровских протестов, 19-ый субботний митинг. Но вернемся к самому началу. 


Протесты в Хабаровске начались внезапно. 9 июля по дороге на работу московским  спецназом ФСБ был задержан губернатор Хабаровского края Сергей Фургал. В тот же день его этапировали в Москву, а Басманный суд столицы назначил ему меру пресечения в виде ареста. Фургала обвинили в серии заказных убийств 15-летней давности. Показания на политика дал его бывший деловой партнер Николай Мистрюков, находившийся в СИЗО с ноября 2019 года. 


С самого утра 9 июля социальные сети региона взорвались сообщениями о произошедшем и призывами что-то делать. Уже к обеду появился логотип «Я/МЫ Сергей Фургал». На следующий день более 300 человек собрались на Комсомольской площади, где можно было получить наклейки на автомобили с символикой в поддержку Сергея Фургала. 

На 11 июля в социальных сетях анонсировали митинг на площади Ленина. Полиция и местные власти по традиции предупреждали, что акция незаконна и грозили ответственностью, но ощущение чего-то значимого витало в воздухе. Ожидания оправдались. С утра площадь Ленина огородили металлическим забором. Люди начали собираться на близлежащей улице Пушкина. Постепенно накопилась критическая масса протестующих. Несколько самых решительных перебежали проезжую часть, отодвинули забор и пошли на площадь. За ними хлынул людской поток. Площадь заняли в считанные минуты. Вскоре решили пройти шествием по центральным улицам. С тех пор стихийные протесты в Хабаровске не прекращаются. 


Почему же так случилось? Как вышло, что в один день Хабаровск стал протестной столицей России?


Хабаровский край и Дальний Восток оставались условно протестными регионами еще с распада СССР. Рейтинги системной оппозиции на выборах здесь всегда больше, чем в среднем по России. Люди обижены на федеральный центр, который, по мнению дальневосточников, забыл о своих окраинных регионах и только выкачивает ресурсы.


Этими обстоятельствами активно пользовалась партия Жириновского, региональное отделение которой фактически возглавлял Сергей Фургал. С 2009 года ЛДПР медленно, но верно наращивала популярность в регионе, грамотно используя политические и медийные технологии. Партия проводила агрессивные избирательные кампании и не бросала работу в межвыборный период. Это давало результат. В 2016 году на выборах в Государственную Думу ЛДПР набрала больше «Единой России» в двух районах края. А через два года Фургал вышел во второй тур губернаторских выборов вместе с действующим губернатором Шпортом и выиграл – с разгромным результатом в 69,5% при явке в 47% (в первом туре явка была 36%).


Фургал понравился людям на посту главы региона. Он отменил ряд сомнительных госзакупок для чиновников, выставил на продажу яхту, принадлежавшую правительству края, сократил себе зарплату, начал постоянно общаться с жителями. «Повернулся лицом к людям», – так говорят о Фургале местные жители.  


Кроме того, к июлю 2020 года в обществе накопилось напряжение из-за коронавирусных ограничений, а также назрел протест против поправок в Конституцию.

Сами протестующие во многом сходно оценивают причины протестов и личного участия в них.


Эдуард Балагуров, организатор общественной инициативы «Ямы вместе»:


– Работа Фургала на посту губернатора была образцовой для людей. Выбирая политиков, мы всегда мечтали, что выберем такого  неважно, кто это: мэр, губернатор, президент, – который бы менял жизнь к лучшему и поворачивался «к людям лицом». И вот наконец-то появился такой политик – Сергей Фургал, а через два года его забирают. Получается, если его сейчас не отстаивать, то зачем тогда выбирали? Можно сразу сдаться и признать, что у нас все всегда будет плохо. А если мы верим в лучшее, то надо бороться. 


Николай Зодчий, участник протестов, автор оригинальных плакатов:


– Я ожидал, что протесты начнутся, но не предполагал, что они будут такими массовыми. Население в Хабаровске всегда было достаточно аполитичным – я сужу по опыту предыдущих лет. Я думал, соберется человек пятьсот, может быть, тысяча. Но когда узнал, что на улицы города вышли десятки тысяч людей, для меня это было полной неожиданностью.


Я думаю, дело в многолетнем наплевательстве федеральной власти на проблемы региона. На словах постоянно говорится, что Дальний Восток – это приоритет для России. Но по-настоящему власть не заинтересована в его развитии.


Нас используют только как сырьевую базу для выкачивания ресурсов, а взамен мы получаем крохи с барского стола.


Алексей Липатов, участник протестов:


– Жителям региона было нанесено тяжелейшее оскорбление. Оно стало последней пощечиной, которую были готовы терпеть хабаровчане. С момента избрания Сергея Фургала край регулярно сталкивался с весьма грязными попытками убрать или ослабить избранного главу региона, и это только усиливало недовольство, расставляло все больше точек над i для тех, кто тогда еще не понимал сущности российской вертикали власти, отношений Москвы и провинции. Эти эмоции на фоне тяжелого 2020 года и вызвали взрыв возмущения. 11 июля стало ключевым моментом –каждый недовольный увидел, как много людей разделяет его мнение. Это, в свою очередь, пробудило ощущение гражданского общества, которое стало лучом надежды в атмосфере беспомощности и неверия в будущее.


Люди перестали ворчать и плакать, начали действовать, а это чувство общественного единения и силы практически невозможно забыть.


Оно и движет самыми активными участниками протестов, а тех, кто по какой-то причине перестал выходить на улицу, все равно оставляет в некоем политическом резерве.


Если говорить о других причинах протеста, то это, во-первых, факторы общие для Дальнего Востока, такие как чувство социальной депрессии, брошенности Москвой, упрямство и гордость местного населения. Во-вторых, это те уникальные обстоятельства, которые складывались с 2018 года, — постоянное унижение региона, задвигание его на второе место, протаскивание «единороссовского» губернатора Приморья, грязная политическая кампания 2019 года, сомнительная деятельность мэра регионального центра Кравчука, высказывания и деятельность ВРИО Дегтярева, предательство местных депутатов, которые прошли в думы на волне популярности Фургала. И, наконец, важна позитивная повестка, которую генерировал своими усилиями губернатор — он повернулся лицом к людям, которые избрали его руководителем края. 


Впервые за долгое время власть в регионе завоевала уважение, старалась быть гуманной и открытой. Люди искренне оценили это, но у них отобрали столь важное чувство. Такую обиду тяжело забыть, а сдаться — значит предать самого себя.

Как протестует Хабаровский край


Середина августа. По проезжей части улицы Пушкина на площадь возвращается протестное шествие. В колонне около сотни человек. На краю тротуара, лицом к маршу стоит девушка. Она явно волнуется и хочет что-то сказать. Вдруг решается и начинает, бегло, но громко: «Хабаровчане! Жители Николаевска с вами! Мы тоже поддерживаем нашего губернатора Сергея Ивановича Фургала и выходим на митинги, пикеты, флешмобы, устраиваем автопробеги». Проходящие мимо протестующие приветствуют ее, кричат «молодец!».


За 4 месяца географию Хабаровска изучила вся страна. Многие, подобно коренным хабаровчанам, уже знают, что надо спускаться на Уссурийский бульвар с Комсомольской площади и подниматься на площадь Ленина по улице Пушкина.


Протест принимал самые разнообразные формы. Самая традиционная это митинг и шествие по центральным улицам города. Каждый будний день и воскресенье в 19.00 люди собирались на площади Ленина, возле здания правительства края. Ближе к 20 вечера начинался протестный митинг, люди разворачивали плакаты и начинали скандировать лозунги в поддержку Сергея Фургала, против полицейского насилия, за отставку врио Михаила Дегтярева. Затем выстраивались в колонну и шли маршем по проезжей части центральных улиц Хабаровска, делали круг и возвращались на площадь Ленина. Там – снова митинг. Очень часто за колонной следовал автопробег на машинах с символикой протестов. Автомобилисты обгоняли колонну, парковались на пути шествия, из открытых окон машин слышалась музыка: «Перемен» группы «Кино», песни про Сергея Фургала или аудиоролики в поддержку экс-губернатора.


Однажды автопробег возглавила дорогая спортивная машина. Сидевшая на пассажирском сидении девушка размахивала флагом Хабаровского края через открытый потолочный люк.


По субботам все это повторялось с гораздо большим размахом, с 12 часов дня.

Несколько раз на площади проводили флешмобы с фонариками. Просто махали фонариками, а также выстраивали надпись «Я/Мы Фургал» и снимали ее с дрона. В ноябре, когда уличные протесты пошли на спад, по всему Хабаровскому краю, а потом и по России, начали сбор подписей за изменение меры пресечения Сергею Фургалу. 

Кроме того, по Хабаровску регулярно расклеиваются стикеры и листовки в поддержку Фургала, на стенах рисуют граффити.


С наступлением холодов людей на площади становилось все меньше, и многие активисты начали думать о создании организаций. Так возникла инициатива «Я/МЫ вместе», ее основатели сейчас собирают деньги на аренду офиса, чтобы начать «документальную борьбу» за свободу Сергея Фургала. Вот что рассказывает один из авторов этой идеи Эдуард Балагуров:


Идея штаба пришла случайно, в разговоре с одним из участников нашей команды. Сначала мы создали движение, а потом решили, что нас не видно. Тогда мы поняли, что нам не хватает офиса, который потом назвали «Штабом». Ведь вживую людей легче организовывать, учить, легче взаимодействовать с ними. Штаб это просто инструмент и ресурс.


Сам штаб нужен для создания документов, там будет происходить кабинетная, офисная работа. В ответ на формальные действия власти мы должны начать соответствующую работу. Фургала задержали не потому, что спецназовцы пообщались в чате, а потому, что появились некие документы. ОМОН 10 октября тоже вышел на основании письменных документов. Поэтому и нам надо воздействовать на власть документами, только уличными протестами дело не решить.


Для организации такой работы надо собрать людей вместе, распределить между ними задания и контролировать результат.  Для этого нужен офис. Также Штаб должен стать медиацентром, нашим «протестным Останкино» 



Репрессии как реакция властей


10 октября. На площади громкая музыка, она доносится из больших колонок, которые принесли с собой протестующие. Час назад на газоне, у самого входа в здание правительства края, установили три палатки. Полиция уже несколько раз требовала их убрать. Ровно в 15.00 по хабаровскому времени из Белого дома выходят 30 ОМОНовцев в полной экипировке. Минутная схватка с «защитниками палаток». С другого конца площади подбегают люди в черной форме спецназа МВД и уносят палатки со всем содержимым. Взмахи дубинок, крики, мат, женский плач, треск электрошокера. Новые задержания. 

Протесты продолжились, несмотря на августовские задержания, после которых суды выносили решения о штрафах и арестах. К ноябрю начали арестовывать даже блогеров и журналистов, освещающих протесты. По мнению суда, работники СМИ непосредственно участвуют в протестах, параллельно снимая происходящее на телефоны или транслируя в прямой эфир Youtube или Instagram. По данным ОВД-инфо на 11 ноября, на протестующих в Хабаровске было возбуждено 420 административных дел. В 40 случаях суд назначил наказание в виде административного ареста (максимальный срок 25 суток), в 15 случаях – обязательные работы. 


Задерживают людей обычно не во время протестов, а дома, на работе или просто на улице. Наказание по ст. 202. КОАП РФ (Нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования) могут назначить через пару месяцев после участия в акции. Это порождает страх и чувство неопределенности. Правоохранительные органы используют также «арестные карусели» – это когда человека, уже отбывшего наказание, задерживают на выходе из спецприемника и везут на суд, где выписывают новый арест за участие в другой стихийной акции протеста. 


Теперь – об уголовном преследовании протестующих. Первое уголовное дело было возбуждено 26 сентября после «битвы за фургаломобиль». Тогда полицейские и судебные приставы собирались арестовать автомобиль за долги и отвезти его на арест-площадку. На клич в соцсетях приехало несколько активистов. Один из них, Денис Посметюхин, распылил в сторону силовиков перцовый газовый баллончик. На него возбудили уголовное дело по ст.318 УК РФ (применение насилия в отношении представителя власти), и сейчас он находится под домашним арестом. Автомобиль, кстати, конфисковать так и не удалось.


Еще 4 уголовных дела возбудили после разгона митинга ОМОНом 10 октября. 3 дела по ст. 318 УК РФ (применение насилия в отношении представителя власти) и одно по «дадинской статье» 212.1 (неоднократное нарушений правил публичного мероприятия). Сейчас под угрозой уголовного дела по «дадинской статье» находятся 10 хабаровчан, которые имеют 3 и более административки. 

Протестующие –​ о перспективах протеста


Алексей Липатов: Я думаю, протесты могут выйти из активной фазы, возможна зимняя передышка. Но есть все основания полагать, что с наступлением тепла или при возникновении острого информационного повода они вспыхнут вновь. В любом случае, даже если протесты закончатся успехом (то есть освобождением Сергея Фургала), Хабаровский край останется одним из самых политизированных регионов страны.


Эдуард Балагуров: Перспективы у протестов могут быть разные, это зависит от того, что мы будем делать. Если будем ходить по улице с плакатами и кричать лозунги, то протест обречен. Власть замалчивает протест, использует силовые структуры, чтобы его высушить, отбить у людей охоту и интерес протестовать. Просто ходить ничего не даст. Это игра в одни ворота, власть на протестующих воздействует, а протестующие на власть – нет. 


Кроме нашего штаба «Я/Мы вместе» создаются еще два совета: «Народный совет 27» и «Народный совет Хабаровского края», а также одно НКО.


Это значит, народ созрел и хочет работать на результат.


Такие объединения имеют огромную перспективу, если их будет освещать журналистское сообщество. Людей на улице стало меньше, но сторонников Фургала меньше не стало. 


Люди, ушедшие с уличного протеста, могут вернуться в организованное движение.


Таким образом, мы принудим власть к диалогу и заставим выполнить наши требования. В  этом плане перспективы у протестов очень хорошие. 


Николая Зодчий: Когда на улицы выходит много людей, власть так или иначе вынуждена считаться с этим. Ей, как минимум, приходится быть осторожной, чтобы не допустить ещё большего взрыва. Возможно, именно поэтому на Фургала в СИЗО не оказывают слишком сильного давления. К сожалению, пока это максимум, чего мы можем добиться. Наша власть не привыкла идти навстречу протестующим – она считает это проявлением слабости. Поэтому люди постепенно покидают протест – они видят, что действия не приносят результата. Но это не значит, что они смирились, в них осталась обида и злость. Если власть опять совершит что-то возмутительное, они снова выйдут на улицы, и уже гораздо более злые, чем в июле. 

Фото автора

поделиться

КОММЕНТировать

ТЕГИ ПОСТА

похожие посты

последние посты

Играй или умри

Играй или умри

Оставить отзыв
Сбой в южнокорейской мечте, давно переставшей быть южнокорейской
Читать далее
О дивный новый психоделический капитализм

О дивный новый психоделический капитализм

Оставить отзыв
Как возврат психоделиков на легальный рынок изменит капитализм и судьбу чел...
Читать далее
Энергия атомного ядра и солнце коммунизма

Энергия атомного ядра и солнце коммунизма

Оставить отзыв
Прошлое, настоящее и будущее атомной энергетики
Читать далее
12 тезисов об Октябрьской революции

12 тезисов об Октябрьской революции

Оставить отзыв
Значение Октябрьской революции для России и мира
Читать далее